Архив электронного журнала «Суфий»

Posts Tagged ‘исламская архитектура’

Мусульманская архитектура в Индии

Posted by nimatullahi на 17 ноября, 2003

Мусульманская архитектура в Индии

Древнейшая из сохранившихся на индийской земле мечетей — Кувват-ул-Ускам — является центром знаменитого комплекса Кутб к югу от Нью-Дели. Этот комплекс был сооружен по инициативе султана Кутб-уд-дина-Айбака. Уже тогда, в конце XII века, стали закладываться традиции индийской мусульманской архитектуры, использовавшей достижения местных мастеров.

В течение нескольких веков мусульманского правления продолжалась широкая строительная деятельность, постоянно возводились новые города.

Минарет Кутб-Минар — величественная триумфальная башня, построенная Кутб-уд-дином — утверждала могущество власти султана, как и все то, что строили его последователи.

Ала-уд-дин Кхальи, правивший в начале XIV века, построил город Шири рядом с комплексом Кутба. Хотя от Шири почти ничего не осталось, скромная Али-Дарваза в комплексе Кутб указывает на начало процесса совершенствования основного модуля мусульманской архитектуры — кубической колонны, увенчанной правильным полушатровым куполом.

Династия Туглакидов, правившая в Дели с 1320 по 1413 год, внесла подлинный мусульманский колорит в строительство новых городов — это явно прослеживается на примере городов-крепостей Туглаквабада и Фируз-Шах-Котла. Последний город (сейчас является частью Нью-Дели), отражающий типичную планировку мусульманской цитадели, состоит из периферических оборонительных валов, серии дворов, расположенных по оси, которая выводит к великолепным частным дворцовым сооружениям. Династия Туглакидов придала «воинственный» стиль архитектуре.

При штурме войсками Бабура из династии Моголов оборонительные сооружения пали, а опустошение столицы мусульман — города Дели — послужило сигналом для ремесленников и мастеров города перемещаться в различные периферийные центры мусульманского государства, которые развивались вокруг городов Джаппур и Пандуа — на востоке, Ахмедабад — на западе, Малва — в Центральной Индии и Биджапур — на юге.

Постепенно проектировщики выработали жизнеспособные и самобытные архитектурные стили, приспосабливаясь при этом к определенным климатическим, географическим и социальным условиям каждого региона. В Бенгалии, например, недостаток камня как строительного материала и непрерывные дожди способствовали устройству характерных покатых парапетов для мечетей, на которых возводились кирпичные стены, декорированные терракотой. Строители при династии Манду выработали выразительное направление, которое наилучшим образом прослеживается в архитектуре мечети Джама-Масджид. Эта мечеть, возведенная Шах-Джаханом, считается одной из красивейших в мире.

На строительство в Южной Индии большое влияние оказали иммигранты, хорошо знавшие технологию возведения зданий в Персии. Это направление проявилось в сооружении мечети в Гулбарга, Гол-Гумбаза.

Гробницы, возведенные в Дели династией Лоди, по существу превратили город в величественный Некрополь.

Бабур, первый правитель династии Моголов, нанес поражение династии Лоди в легендарной битве при г.Панипат в 1526 году. Всего за четыре года он заложил фундамент империи, которая имела неограниченную власть над большей частью Индии на протяжении последующих 300 лет. Империя, однако, была основана не столько стараниями Бабура, сколько мудростью великого афганского правителя Шер-хана, который принудил сына Бабура Хумаюна отказаться от Дели, и сам правил городом в течение пятнадцати лет.

Шер-хан внес огромный вклад в развитие архитектурных традиций. Квила-Кухна-Масджид в Пурана-Квила в Дели стали прототипом развития архитектурных форм Моголов, а гробница Шер-хана в Сазараме является наивысшим достижением в ряду восьмиугольных гробниц, построенных династиями Туглакидов и Лоди. Шер-хан был свергнут сыном Бабура, который вновь поддержал мусульманскую традицию в Дели и оставил Индии великий дар — своего сына Акбара.

С Акбара началась эпоха небывалого строительства. В период его правления персидский черты слился с индусскими и буддийскими традициями, в результате чего возник новый неповторимый стиль. Наглядным примером служит гробница Хумаюна в Дели и многочисленные постройки в новой столице, возведенной Акбаром-Фатихпур-Шикри, а также гробница самого Акбара в Агре.

Сын Акбара Джахангир не был выдающимся строителем, он предпочитал выражать свою индивидуальность в разведении многочисленных садов.

Шах-Джахан, преемник Джахангира, стал рьяным строителем из песчаника и мрамора и довел традиции могольской архитектуры до их вершины, что проявилось в знаменитом мавзолее Тадж-Махал в Агре. Но до того, как был построен Тадж-Махал, мастера Шах-Джахана освоили применение мрамора в качестве строительного материала, возводя такие сооружения, как Диван-и-кхаси и Диван-и-ам, залы для частных и публичных аудиенций и Моти-Масджид, или Жемчужную Мечеть, в форте Агры.

Мавзолей Тадж-Махал, воздвигнутый по велению Шах-Джахана для его рано умершей любимой жены Мумтаз, считается вершиной архитектурных сооружений мусульманского типа. Шах-Джахан тщательно выбирал и корректировал проект мавзолея, обращаясь к лучшим в то время зодчим Востока. Основной замысел проработал Устад Мохаммед Иса Эффенди — византийский турок, ученик крупнейшего турецкого архитектора Синана, грека по происхождению. В разработке проекта участвовали мастера Индии, Средней Азии, Персии, Аравии. Шах-Джахан сам выбрал место для неслыханного мавзолея ниже Агры на правом берегу Джамуны. Стройка продолжалась с 1631 по 1647 год; на ней постоянно было занято около 20 тысяч рабочих.

Тадж-Махал — пятикупольное здание (высота с центральным куполом около 74 м) на платформе, с 4-мя минаретами по углам. Стены выложены белым полированным мрамором с инкрустацией из самоцветов. К Тадж-Махалу примыкает регулярный («райский») сад с фонтанами и бассейнами. Мавзолей гармонично связан с природой, он прекрасен в любое время дня и года. Тадж-Махал сам по себе — это совершенная картина, совершенная мелодия, отзывающаяся в душе каждого человека! Это не просто высшее в своем роде порождение искусства, а вообще одна из вершин человеческого гения.

С ростом могущества империи, Шах-Джахан закладывает прекрасный город Шахджаханабад в черте Дели. Сераль в Дели включает изысканные павильоны, богато украшенные и окруженные садами с водой.

Под властью сына Шах-Джахана Аурангзеба, империя продолжала существовать еще 60 лет. С распадом ее очаги творчества вновь переместились в периферийные центры.

Материалы из газеты «Вера» ¦11 (Казань, 1997) и книги Р.А.Абузярова, З.И.Туаевой
«Истоки. Ислам: вероучение, мораль, культура» (Уфа, 1996)

http://www.kcn.ru/tat_ru/religion/islam/civilization/ok_indi.htm

Posted in Архитектура и искусство | Отмечено: , , , , | Leave a Comment »

Принцип единства в исламском искусстве и зодчестве.

Posted by nimatullahi на 6 июня, 2003

Принцип единства в исламском искусстве и зодчестве.

Исламское искусство и зодчество обладают характерными особенностями , важнейшие из которых —

«вахдат» («единство») .Этот принцип — производное от понятия «тоухид» («единобожие») , основа основ всех монотеистических религий , ибо внутреннее содержание и смысл всех убеждений , верований , поклонений и догматов ислама есть не что иное , как формула единобожия : «нет Бога кроме Бога» («Аллаха») .Смысл этого принципа красноречиво и емко выражает постулат : «Ислам зиждется на двух основах: «слове единства и единстве слова» .

Элементы исламского искусства формировались на основе веры в Единого Бога в течение длительного времени и на обширном пространстве , постепенно обретая свои специфические черты . Как отмечает Титус Буркхард : «Исламское искусство возникло из принципа «тоухида» , то есть покорности Единому Богу и безусловной веры в Него . Суть единобожия лежит за пределами слов , проявляется в Священном Коране внезапно , яркими озарениями . Такие озарения рождаются в зрительном воображении , создавая сверкающие , как кристаллы , образы ; и именно эти образы создают , в свою очередь , драгоценное содержание исламского искусства» .

Проявления единства можно отчетливо наблюдать в исламской архитектуре , ибо общие и всеобъемлющие основы мусульманского зодчества заложены архитектурой Дома Бога — мечети , как прародительницы всех мусульманских сооружений , и все культурные , общественные, политические ( государственные ) и даже жилые сооружения и здания , несмотря на их огромное количество и разнообразие , носят вполне определенные и характерные черты . По учению Священного Корана подлинное совершенство человека , то есть то , что явилось целью его сотворения , заключается в его искреннем почитании Всевышнего , поклонении Ему . Как сказано в Коране : «…и духи , и люди созданы для поклонения Аллаху» . Мечеть же является самым главным и священным местом поклонения мусульман .

Облик мусульманского города Фес в Марокко , мечети Сулеймания в Стамбуле , Соборной мечети в Исфагане , мавзолея Тадж-Махал в Агре (Индия) , монолитные изразцы михрабов в мечетях Кашана и волшебные ковры этого города , многообразные арабески , словно бегущие бесконечными рядами , великолепные фолианты Корана и украшенные письменами посуда из Горгана , Нишапура и Самарканда — все это не только и не столько отражение специфики своей эпохи , места и национального своеобразия , сколько отражение света истинного единства , то есть света Единого Бога и истины ислама .

Геометрия играет важную роль в религиозном

исламском искусстве, главные элементы которого — каллиграфия и зодчество . В каллиграфии используются линейные и округлые элементы , в архитектуре во всей полноте — геометрические приемы , но помимо материалов и размеров здесь важно и качественное своеобразие , что проявляется в законах пропорции и гармонии , и это придает зданию особую цельность , единство и соразмерность . Пропорциональность достигается обычно за счет деления окружности на различные упорядоченные фигуры . В конечном итоге все параметры и пропорции здания возникают на базе круга (окружности) , что также является символом единства , объемлющим все формы существования , показателем чего служат многие куполообразные сооружения с многогранными лоджиями , арками и ажурными потолками с трехгранными углублениями .

Используя традиционные приемы и формы и даже символы доисламских верований , исламское искусство претерпело преобразования в духе божественного откровения и исламских истин , и , таким образом , в иной , особой духовной атмосфере эти старые приемы и формы обретают новый смысл , выполняя новую миссию . Например , для исламской архитектуры характерны куполообразные строения , бытовавшие еще

в Сасанидскую эпоху , однако , тогда они были лишены мессианского и духовного смысла и значения . Ислам придал этим сооружениям эпохи Сасанидов новый смысл и наполнил новым содержанием , сделав их частью исламского зодчества . Таким образом , исламское искусство , используя приемы и формы сасанидского или византийского искусства , наделяет
их иным качеством и новым содержанием . В свете мусульманского мировоззрения предшествующие формы искусства и архитектуры , приобретая новое значение , выполняют особую , уже специфическую для ислама миссию .

Политика мирного сосуществования ислама с другими культурами обусловила быстрое распространение его в различных регионах , способствовала укреплению исламского мировоззрения среди народов . Ислам никогда не вступал в противоречие с обычаями и традициями этих народов в социальной и культурной жизни , если , конечно , они не противоречили его принципам и священным догматам . Более того , ислам старался использовать эти традиции для достижения своих целей и дальнейшего его распространения среди людей .

В гармонии с природой .

Облик того или иного здания формируется посредством объединения различных элементов , таких , как пространство , форма , освещение, цвет , строительный материал .

В своем стремлении к гармонии с природой исламские архитекторы и градостроители учитывали влияние света и тени , жары и стужи , господствующих ветров

, аэродинамические особенности местности и сооружения , наличие воды с ее возможностью создавать прохладу , почву и рельеф местности , способный либо изолировать здание , либо уберечь его от пагубного воздействия воды , ветра и огня . Небольшой фонтан в традиционном внутреннем дворике жилого дома либо на внутренней площадке мечети рождает ощущение прохлады и создает радующий глаз интерьер . Это не влечет за собой расточительства природных ресурсов , но в то же время открывает взору каждого мусульманина картину некой религиозной торжественности .

Другим примером выражения единства и гармонии

исламской архитектуры с природой является украшение зданий , особенно их куполов изразцами голубого цвета , символизирующего небесную обитель . Помимо голубого цвета , конечно, используются и плитки других цветов , особенно семицветные , как бы отражающие небесную радугу .

Исламская архитектура отражает единство человека не только с окружающим его миром природы , но и в большей степени также с обществом . Ислам ,

внедряясь во все области жизни , создает ощущения универсальности и всеобщности в череде ценностей , освященных религией , что также находит отражение в архитектуре . Мечеть в традиционном мусульманском городе не только религиозный центр , но также и центр жизни общества , включающий в орбиту своей деятельности вопросы культуры , социальные и политические проблемы . Мусульманский город всегда концентрировался вокруг мечети (или соборной мечети) либо усыпальницы святого , органически развиваясь и разрастаясь вокруг такого центра . Поэтому создается впечатление , что город накрывает общий свод , порожденный этим священным центром . А общая среда мусульманского города , благодаря «Слову Божьему» , многократно в течение дня оглашаемому с минаретов муэдзинами , приобретает особую чистоту, святость и благообразие .

Роль декора .

В исламской архитектуре наблюдаются единство и гармония не только в сооружениях религиозного и светского характера и их декоре . Между различными видами украшений и ремесел тоже существует полнейшая гармония . В частности , в декоре зданий проявляются единство и гармония зеркальных украшений , лепнины и изразцовые кладки , и это достигается благодаря искусству и мастерству исполнителей , умело сочетающих в своем творчестве точность моделей и геометрических форм . Единство и гармония блестяще воплощены в облике мечетей , гробниц имамов и их потомков . Такие сооружения , украшенные разнообразным декором , поражают воображение и настраивают человека на размышления .

Декор таких сооружений — не только элемент украшательства , но несет и функциональную нагрузку , все его элементы как бы дополняют друг друга . Мусульманский художник или зодчий ничего не делает ради чистого украшательства , он стремится решить поставленную перед ним задачу , и делает это красиво , со вкусом . Зодчий или художник руководствуется в своем творчестве как желанием использовать элементы украшения (декора) , чтобы сделать здание красивым , так и намерением придать ему достойный облик и соблюсти пропорциональность и соразмерность форм , то есть воспроизвести то , что мы наблюдаем в природе .

Например , употребление изразцовых плиток , помимо декоративного , носят еще и утилитарный характер , в частности , для обеспечения прочности здания , сохранения кирпича-сырца от дождя , ветра и солнца , защиты самой плитки от воздействия температуры ,осадков и звуковых волн .

Значение куполов и сводов .

Купол , выполняя функцию потолка , защищает внутреннее пространство помещения от жары и холода . Форма свода напоминает небесный свод , через который как бы проходит «ось мира» . В этом образе олицетворяется суть связи существующего мира с Единым Господом . Такое впечатление создается , когда знакомишься с многими крупными мечетями , например , с мечетью в Исфагане или Куббат ас-Сахра в Иерусалиме , в которых затейливы арабески и геометрические узоры сходятся в центр свода . Куда бы человек не бросал взгляд , его , в конце концов , приковывает к центру свода . Внутри куполов некоторых мечетей , например , в соборной мечети города Йезда свод украшен декоративными звездами , что напоминает небесный свод . И , конечно , это не только имитация видимого нами неба , но и намек на невидимый духовный , потусторонний мир . Ведь видимый нами небосвод лишь аналогия заоблачных сфер .

Основание купола бывает восьмигранным , чем символизируется трон Аллаха и мир ангелов . Квадратное же основание — отражение мира земного , материального , а изогнутые линии свода — отражение линий купола небесного , окружность которого опустилась на землю . Внешняя форма купола — символ красоты , а минарет — знак божественного великолепия .
Роль света и цвета .

Истинный и совершенный свет — это Аллах , Всевышний и Великий. Как Он Сам изрек в Коране (сура Ан-Нур , аят 35) : «Аллах есть свет земли и неба» . В исламской архитектуре использование света — особый феномен . Двери галерей и айванов многих иранских мечетей , мавзолея Тадж-Махал — этих подлинных бриллиантов зодчества — светлы и прозрачны , они как бы излучают свет и своей лучезарностью прославляют исламскую архитектуру . Свет определяет не только пределы пространства , но и благоприятствует строительству сооружений белого цвета , олицетворяющих чистоту пустыни , что отрицает множественность перед лицом Единого Бога в духе его повеления : «Нет Бога кроме Бога» («Аллаха») . И в то же время использование многоцветных зданий как бы олицетворяет рай на земле . Если белый цвет — признак неочевидного единства , то другие цвет возникающие от сияния света , отражают единство во множестве и зависимость множества от единства . Если считать , что цвета связаны с определенным состоянием земной жизни , то белый цвет — олицетворение «абсолютного бытия» — источника всего сущего . Зеленый — особый цвет , связанный с родом Пророка Мухаммеда (да благословит Аллах его и род его!) . Зеленый цвет купола мечети «Масджид ар-Расул» в Медине олицетворяет цвет Ислама .

Свет , будь он белым , либо разложенным на различные элементы , проникая непосредственно через потолок либо попадая в помещение через великолепные проходы мечети , сияет , создавая впечатление присутствия Бога рядом с человеком . Освещенный этим светом , молящийся совершает «зикр» — прославление Всевышнего .
Мусульманские духовные здания благодаря искусному использованию света , сочетаясь друг с другом , порождают в воображении картину единого ансамбля — картину , которую невозможно представить , знакомясь с обычным мирским сооружением .

Таким образом , в исламской архитектуре , в особенности в Иране , использование фактора света приобрело важное значение : помимо освещения и особой энергетики , свет являет эффект «присутствия Бога» , и тогда правоверному мусульманину , находящемуся в освещенной мечети, невольно приходит на память аят из суры «Ан- нур» : «Аллах есть свет земли и неба».

Мечеть — центр единения мусульман .

Исламское религиозное искусство , создающее материальные произведения , прежде всего проявило себя в архитектуре мечетей и каллиграфическом написании Слова Божьего . Эти два вида священного художественного творчества имеют непосредственную связь с письмом и смыслом коранических изречений .

Мусульманин , совершающий намаз (молитву) самостоятельно , наедине предстает перед Господом . Таким образом , весь облик мечети как места поклонения , формируется в воображении мусульманина в гармонии со смыслом и назначением намаза , который является важнейшим проявлением покорности и поклонения раба Божьего перед светлым Ликом Всевышнего . Поскольку главная цель сотворения человека состояла в его искренней покорности и поклонении Высшей Истине — Аллаху , мечеть всегда служила в качестве главного проявления духа святости Ислама и полного единства с принципом сотворения человека . Но поклоняющийся Господу человек не есть существо , ниспосланное сверху на землю . Он чувствует себя наместником Бога на ней , ибо сказано : «от духа Моего ему вдохну» (сура Ал-Хаджр , аят 29) . Человек , располагаясь на вертикальной оси Вселенной , совершая намаз , устанавливает непосредственный контакт с Его Чертогами , с Самим Всевышним . В знаменитом хадисе (предании о жизни Пророка) говорится : «Правоверный , молящийся в мечети , подобен отражению солнца в воде» . Этим подчеркивается духовное значение мечети , в которой находит отражение внутренний мир человека , представляющего собой микрокосм , подобный макрокосму , то есть вселенской сущности . Таким образом , мечеть — есть отражение единобожной природы человека и в целом всего сотворенного Богом . Следовательно , архитектура мечети представляет собою воплощенное изображение земного мира и человека в его связи с космосом . Ибо человеческое тело — оболочка , в которой обитает животворный дух Божий . Человек в мечети — Доме Бога -ощущает присутствие Господа и получает милость от его щедрот . Архитектура домов также перенимает дух «священного исламского зодчества» , ибо дом есть продолжение мечети . Земля в своем первозданном целинном и нетронутом виде , тоже своего рода мечеть , ведь она — место присутствия Бога , ибо Бог вездесущ, не такого места , где бы он ни присутствовал . Таким образом мы постигаем таинство связи между человеком , архитектурой и земным миром , что составляет основу традиционного исламского зодчества . Благодаря мечетям принципы и правила строительства священных сооружений получили распространение и при воздвижении других зданий и , в конце концов , и в планировке городов корни такой связи кроются в законах Бога , и , благодаря им , эти правила и традиции продолжаются вечно , получая воплощение и в градостроительстве . Так , на севере Малайзии , в 18 километрах от столицы Куала-Лумпура строится новый город «Исфаган» , по образцу и в стиле иранского Исфагана .В проекте нового города воплощается идея трех видов связей : «человека с Богом » , «человека с человеком» , «человека с природой» . В заключение приведем некоторые параметры мечети , с точки зрения исламского понятия единства :

1.Мечеть — это место сбора мусульман и центр их единения в совершении обрядов поклонения , решении социальных , политических вопросов , вопросов культуры и прочего , и не случайно , самая важная и самая крупная мечеть города или региона носит название «соборной мечети».

2. Ориентировка мечети и ее михраба (ниши в стене) , в котором больше , чем в других частях мечети , имеются элементы декора , привязана к единому центру , а именно к Каабе (Мекка) . Кааба — это и центр , и принцип . На ней концентрируется внимание во время намаза , здесь воплощается единство : вектор воли и стремление отдельного человека совпадают с общим вектором всего мира .

3. В мечети можно наблюдать «встречу» различных видов исламского искусства , это своего рода сокровищница и выставка шедевров . Здесь воочию убеждаешься в согласованности ислама и искусства . В мечети архитектор стремится воплотить гармонию в пропорциях ; художник — украсить затейливым орнаментом и разноцветными плитками ; каллиграф снабдить стены мечети красивыми надписями и изречениями , стихами из проповедей и хронограммами ; присутствует в мечети и музыка : она звучит и в призыве муэдзина , и в голосе чтеца аятов из Корана , и в проповеди имама (настоятеля) мечети . Даже произведения ремесленников находят место в мечети , дополняя убранство дома Бога : здесь и великолепные ковры , и дорогие шторы и занавеси , и огромные сверкающие светильники и канделябры , резьба по дереву , золотое шитье — все это вносит свою лепту в украшение мечети и придает ей торжественность и величие .
Таким образом , в течение многих веков в мечети создавались условия для соединения достижений культуры и исламского искусства . Сегодня вдумчивый историк сможет , исследуя мечети , составить ясное представление о цивилизации и истории различных мусульманских народов мира . Главное , что здесь можно понять , заключается в следующем : несмотря на то , что мусульмане , создавшие такие изумительные сооружения , которые , хотя и отделены друг от друга временем и расстоянием, отличаются строительными материалами и стилем , были и остаются объединенными духом единства . Итак , можно сказать , что Бог Ислама не только милостив и мудр , но и великолепен .

Другой момент , который следует отметить , это то , что единство в значительной степени обусловливается исламским правлением , которое рационально использовало в интересах религии искусство и творчество гениев различных народов , поступало так , что каждый из них дополнял друг друга . Такого положения , пожалуй , никогда не было до исламских завоеваний . Именно благодаря этому исламское искусство породило шедевры — от сказочного замка «Каср ал-Хумра» в Испании до несравненного Тадж-Махала в Агре — независимо от различий рас , места эпохи и расстояний . Эти шедевры стали бесценным общечеловеческим достоянием .

Итак , многочисленные и разнообразные произведения исламского искусства , созданные в разных регионах и в различные эпохи , отмечены единством духа , истины и обращенности к Богу .

Это само по себе свидетельствует о мощи эстетического чувства , объединяющего мусульман , а также о гармонии и величии исламской цивилизации и культуры , что проявляется почти повсеместно . Такое единство исламского искусства , возникшее как следствие идеи «единства» убеждений и «единобожия» , свидетельствует о том , что исламская культура носит всеохватывающий и умиротворяющий характер , что позволяет исламу преодолевать время и пространство и объединять единомышленников на основе глубоких духовных и материально осязаемых связей .

http://www.c-c-iran-russia.org/Russian/Rindex.html

Posted in Архитектура и искусство | Отмечено: , , , , | Leave a Comment »

Суфийские истоки компьютерных технологий

Posted by nimatullahi на 8 декабря, 2000

Юрий Петрунин,
доктор философских наук

Современная наука, столь радикально изменившая облик человеческой цивилизации и обещающая в ближайшем и более отдаленной будущем новые сенсации, большинством людей считается детищем европейской культуры. Коперник, Галилей, Ньютон и ученые нового времени положили начало интеллектуальной революции, чьими плодами мы сегодня активно пользуемся в обыденной жизни.

Однако рождение нового взгляда на мир было бы невозможно без духовного и культурного воздействия исламской цивилизации на западноевропейское мышление, состоявшегося на несколько столетий ранее и подготовившего почву для развития идеологии научных исследований.

ХИ-XIII века — время крестовых походов и Реконкисты в Испании является также временем активного проникновения в Западную Европу культуры Востока. Следы исламского влияния отчетливо видны в архитектуре: так, например, стрельчатый, или готический свод, давший название целому архитектурному стилю, по мнению некоторых историков, берет свое начало из арабской архитектуры. Решающее влияние на поэзию трубадуров оказала поэтическая традиция соседней арабской Испании. Великий Данте и многие из его литературных современников использовали в своем творчестве символы и выражения, заимствованные из персидской и арабской эзотерической поэзии.

Что касается науки, то некоторые из естественных отраслей знания были в полном объеме заимствованы Европой у исламской цивилизации. Химия, например, до сих пор сохранила свое арабское наименование. Алхимический (и шире — герметический) бум в Европе был подготовлен сочинениями, которые стали переводиться с арабского языка на латынь, начиная с ХП в. В 1085 г. Геральд Кремонский основал в Толедо специальную школу, где арабские рукописи переводились на латынь и изучались.

Если взять астрономию, то ее технические термины во всех европейских языках по большей части свидетельствуют об их арабском происхождении. В астрологии же до нашего времени названия большинства небесных тел звучат поарабски. Через мусульманских посредников в Европу попадает также множество технических изобретений: водяные и механические часы, порох, бумага, магнитная игла, астролябия и др.

Относительно математики можно сказать, что не только употребляемые европейцами цифры, известные как арабские (хотя они индийского происхождения), но и целая математическая наука, не известная античности — алгебра, имеют своим истоком мусульманский Восток.

В области философии это влияние было, может быть, самым значительным. Не будет преувеличением сказать, что в Европе (Западной) в ту пору не существовало других путей знакомства с греческой (философией, кроме как через арабов: бывшие тогда в ходу латинские переводы Платона и Аристотеля делались не непосредственно с греческих оригиналов, а с арабских переводов, к которым прилагались комментарии мусульманских философов Абу Али ибн Сины (Авиценны), Аверроэса и др. Приэтом особое значение для интеллектуальной европы имел Аверроэс. Великий Данте помещает Аверроэса (вместе с Платоном и Аристотелем) в Лимб, а известного аверроиста Сигера Врабантского, заколотого в Париже за свои греховные взгляды, даже в один из кругов рая — в явном противоречии с постоянными проклятиями и инвективами католической церкви. Не случайно католический философ и богослов Жильсон называет работу Аверроэса «Согласие религии и философии» вехой в истории западной цивилизации.

Такое «модное» современное научное направление, как искусственный интеллект (создание компьютерных программ, способных к самообучению и получению нового знания) при своем возникновении испытал сильное воздействие исламской культуры. Исследователи в области истории искусственного интеллекта пришли к выводу, что впервые устройство для автоматического открытия истин предложил в XIII в. францисканский монах Раймундо Луллий. Луллий был уверен в том, что в каждой области знаний можно выделить несколько основных понятий, из которых могут быть образованы все остальные — представление, типичное не только для эпохи схоластики. Любое знание предопределяется этими первичными понятиями, подобно тому, как все геометрические теоремы выводятся из ограниченного числа аксиом. Комбинируя различным способом эти понятия, можно добыть все мыслимые знания о мире. Чтобы облегчить громоздкую процедуру перебора всех возможных сочетаний, Луллий придумал приспособление, состоящее из системы концентрических вращающихся кругов. Круги были поделены на секторы, которые раскрашивались разными цветами и обозначались буквами, соответствующими тому или иному понятию. При повороте рычага, вращающего круги, разные секторы совмещались, и получались те или иные сочетания букв — подобие формул. Правила вращения, согласно которым это происходило, давали, по мнению Луллия, возможность исчерпать истину обо всех вещах во Вселенной Луллий считал, что с помощью его машины можно даже доказать бытие Бога. Если исключить последнюю задачу, то фактически именно вокруг этих «правил вращения»;, или, говоря сегодняшним языком, «методов сокращения перебора вариантов», и сосредоточивается подавляющее большинство современных исследований в области искусственного интеллекта. Дело в том, что при решении большинства задач искусственного интеллекта компьютер, отыскивая решение, должен перебрать гигантское число вариантов. Уменьшить это число с помощью тех или иных эвристических методов главная задача специалистов.

Уже первый взгляд на изобретения дона Раймундо обнаруживает удивительное сходство конструкции его машины с астрологической картинои мира. В обеих системах имеются:

а) концентрические круги; и там, и там число этих кругов равняется 7 (затем это число было увеличено);

б) взаимоположение концентрических кругов определяет ту или иную истину, делает возможным то или иное предсказание.

Кстати, сам Луллий использовал свою машину для составления гороскопов. Конечно, возможности машины Луллия гораздо шире. Но, вероятно, машина дона Раймундо возникла под влиянием астрологической практики составления гороскопов, которая стала непосредственным образцом для логической машины. Надо отметить, что в средневековой европе, космограмма (натальная карта) изображалась в прямоугольной форме, однако в арабской науке (на которую и опирался Р. Луллий) она изображалась в форме окружности. Некоторые страницы произведении Луллия — причем одни из самых важных — кажутся словно вырванными из работ выдающегося мыслителя мусульманского средневековья богослова и суфийского (философа Мухйи ад-Дина Мухаммада ибн аль-Араби (1165-1240), хотя вопрос о прямом влиянии или заимствовании идей «Величайшего Учителя» (шейх аль-акбар), как называли его исламские авторитеты, в научном мире до конца не решен и в наши дни.

Многие чертежи арабского мыслителя, да и само название его работы «Изображение окружностей, охватывающих подобие человека Творцу и сотворенному миру» явно перекликается с содержанием работы Луллия «Великое искусство», в которой приведены чертежи и «правила пользования» логической машиной. Похоже даже возникновение идеи комбинаторного получения истины. В 1200 г., начиная свое паломничество на Восток, Ибн аль-Араби видит необычный сон: он будто бы «вступает в брачные отношения со всеми звездами неба и всеми буквами алфавита». Известный толкователь снов предсказывает, что обладателю этого сновидения суждена великая судьба, поскольку он овладеет знанием тайн, скрытых и в звездах, и в буквах, знанием, не доступным никому из его современников. Через 9 месяцев (обратим внимание на число 9. Это «; не только число месяцев, необходимых для рождения, но и число секторов как в машине Луллия, так и — гораздо раньше Луллия — в окружностях аль-Араби) после этого памятного сновидения на свет появляется первая редакция работы аль-Араби «Изображение окружностей…».

Спустя несколько десятилетий Р. Луллий после долгих часов ночного бодрст- вования и молитв, поднимаясь на гору Ранда на острове Майорка, испытал «просветление»;, увидев на листьях кустарника проступающие буквы. Ветви с листьями под воздействием дуновения ветра качались, образуя все новые и новые сочетания «букв». Так возник, по словам самого создателя, прообраз логической машины.

Наконец, нельзя не отметить особенности языка, на котором Луллий написал значительное число своих работ. Таким языком для Луллия был арабский. Употребление в арабском языке при письме только согласных букв часто использовалось в средние века для зашифровки смысла литературных произведений, особенно в мистической традиции суфизма. Действительно, из любого записанного слова можно вывести несколько вариантов полного текста. Профаны при этом пользуются наиболее близкой к их пониманию интерпретации. Посвященные, кроме лежащего на поверхности значения, видят и другой, глубинный смысл данного текста. Такое проникновение в скрытый смысл текста достигается простым комбинированием гласных букв в различных сочетаниях с начертанными на бумаге согласными. Отдаленно это напоминает основную идею логической машины: истина достигается и в том, и в другом случае механическим перебором всех возможных вариантов (своего рода карточной игре — комбинаторике). Такая «математическая», по мнению специалистов, структура арабского языка сослужила ему добрую службу для передачи тайного знания Востока на Западе.

Стоит отметить, что на основе родного языка и общего «магического» — по Шпенглеру — мировоззрения арабов у последних был необычайно развит интерес (даже страсть) к криптографии, в том числе и механическим системам составления кодов. Характерно, что и в XX веке одной из первых и самых важных задач компьютерных программ была шифровка и дешифровка текстов. Несомненно, что Луллий испытал сильное влияние суфизма. Сам он признавал, что его известная «Повесть о любящем и любимом» написана по суфийскому образцу. «Луллий не только изучал суфизм практически, занимаясь определенными упражнениями, но и передал это знание дальше…», — отмечает известный исследователь суфизма Идрис Шах. Таким образом, ставя перед собой задачу обращения мусульман в христианство, для чего, в первую очередь, и предназначалась «логическая машина», испанский мыслитель оказался настолько очарован исламской культурой, что незаметно для самого себя стал одним из самых ярких продолжателей ее интеллектуальных и мистических традиции в Западной Европе.

(Настоящий материал размещен на сайте Дагестанского госуниверситета по адресу http://www.dgu.ru/dagestan/inter.html)

Posted in Восток на Западе, Исследования | Отмечено: , , , , , , , , , , | Leave a Comment »