Архив электронного журнала «Суфий»

Posts Tagged ‘моголы’

Могольская поэзия на фарси

Posted by nimatullahi на Сентябрь 12, 2005

Пристрастие к грабительским войнам, кровавым расправам с противниками, жестоким казням и пыткам не мешало могольским императорам любить изящную словесность, живопись, музыку и слыть щедрыми меценатами. Пожалуй, лишь один Аурангзеб был равнодушен к искусствам (известно, что он запретил музыку при своем дворе) и откровенно предпочитал поэтам солдат. Его дочь, талантливая поэтесса Зебунниса (1639—1702), пожизненно заключенная им в замок, в послании к отцу писала:

О сладкоголосый соловей, замолчи и останови свой вопль.
Нежная натура султана не выносит пения.

(Перевод С. Айни)
Читать далее…

Реклама

Posted in Исследования, Поэзия, Суфийская поэзия | Отмечено: , , , , , , , , , , | Leave a Comment »

Мусульманская архитектура в Индии

Posted by nimatullahi на Ноябрь 17, 2003

Мусульманская архитектура в Индии

Древнейшая из сохранившихся на индийской земле мечетей — Кувват-ул-Ускам — является центром знаменитого комплекса Кутб к югу от Нью-Дели. Этот комплекс был сооружен по инициативе султана Кутб-уд-дина-Айбака. Уже тогда, в конце XII века, стали закладываться традиции индийской мусульманской архитектуры, использовавшей достижения местных мастеров.

В течение нескольких веков мусульманского правления продолжалась широкая строительная деятельность, постоянно возводились новые города.

Минарет Кутб-Минар — величественная триумфальная башня, построенная Кутб-уд-дином — утверждала могущество власти султана, как и все то, что строили его последователи.

Ала-уд-дин Кхальи, правивший в начале XIV века, построил город Шири рядом с комплексом Кутба. Хотя от Шири почти ничего не осталось, скромная Али-Дарваза в комплексе Кутб указывает на начало процесса совершенствования основного модуля мусульманской архитектуры — кубической колонны, увенчанной правильным полушатровым куполом.

Династия Туглакидов, правившая в Дели с 1320 по 1413 год, внесла подлинный мусульманский колорит в строительство новых городов — это явно прослеживается на примере городов-крепостей Туглаквабада и Фируз-Шах-Котла. Последний город (сейчас является частью Нью-Дели), отражающий типичную планировку мусульманской цитадели, состоит из периферических оборонительных валов, серии дворов, расположенных по оси, которая выводит к великолепным частным дворцовым сооружениям. Династия Туглакидов придала «воинственный» стиль архитектуре.

При штурме войсками Бабура из династии Моголов оборонительные сооружения пали, а опустошение столицы мусульман — города Дели — послужило сигналом для ремесленников и мастеров города перемещаться в различные периферийные центры мусульманского государства, которые развивались вокруг городов Джаппур и Пандуа — на востоке, Ахмедабад — на западе, Малва — в Центральной Индии и Биджапур — на юге.

Постепенно проектировщики выработали жизнеспособные и самобытные архитектурные стили, приспосабливаясь при этом к определенным климатическим, географическим и социальным условиям каждого региона. В Бенгалии, например, недостаток камня как строительного материала и непрерывные дожди способствовали устройству характерных покатых парапетов для мечетей, на которых возводились кирпичные стены, декорированные терракотой. Строители при династии Манду выработали выразительное направление, которое наилучшим образом прослеживается в архитектуре мечети Джама-Масджид. Эта мечеть, возведенная Шах-Джаханом, считается одной из красивейших в мире.

На строительство в Южной Индии большое влияние оказали иммигранты, хорошо знавшие технологию возведения зданий в Персии. Это направление проявилось в сооружении мечети в Гулбарга, Гол-Гумбаза.

Гробницы, возведенные в Дели династией Лоди, по существу превратили город в величественный Некрополь.

Бабур, первый правитель династии Моголов, нанес поражение династии Лоди в легендарной битве при г.Панипат в 1526 году. Всего за четыре года он заложил фундамент империи, которая имела неограниченную власть над большей частью Индии на протяжении последующих 300 лет. Империя, однако, была основана не столько стараниями Бабура, сколько мудростью великого афганского правителя Шер-хана, который принудил сына Бабура Хумаюна отказаться от Дели, и сам правил городом в течение пятнадцати лет.

Шер-хан внес огромный вклад в развитие архитектурных традиций. Квила-Кухна-Масджид в Пурана-Квила в Дели стали прототипом развития архитектурных форм Моголов, а гробница Шер-хана в Сазараме является наивысшим достижением в ряду восьмиугольных гробниц, построенных династиями Туглакидов и Лоди. Шер-хан был свергнут сыном Бабура, который вновь поддержал мусульманскую традицию в Дели и оставил Индии великий дар — своего сына Акбара.

С Акбара началась эпоха небывалого строительства. В период его правления персидский черты слился с индусскими и буддийскими традициями, в результате чего возник новый неповторимый стиль. Наглядным примером служит гробница Хумаюна в Дели и многочисленные постройки в новой столице, возведенной Акбаром-Фатихпур-Шикри, а также гробница самого Акбара в Агре.

Сын Акбара Джахангир не был выдающимся строителем, он предпочитал выражать свою индивидуальность в разведении многочисленных садов.

Шах-Джахан, преемник Джахангира, стал рьяным строителем из песчаника и мрамора и довел традиции могольской архитектуры до их вершины, что проявилось в знаменитом мавзолее Тадж-Махал в Агре. Но до того, как был построен Тадж-Махал, мастера Шах-Джахана освоили применение мрамора в качестве строительного материала, возводя такие сооружения, как Диван-и-кхаси и Диван-и-ам, залы для частных и публичных аудиенций и Моти-Масджид, или Жемчужную Мечеть, в форте Агры.

Мавзолей Тадж-Махал, воздвигнутый по велению Шах-Джахана для его рано умершей любимой жены Мумтаз, считается вершиной архитектурных сооружений мусульманского типа. Шах-Джахан тщательно выбирал и корректировал проект мавзолея, обращаясь к лучшим в то время зодчим Востока. Основной замысел проработал Устад Мохаммед Иса Эффенди — византийский турок, ученик крупнейшего турецкого архитектора Синана, грека по происхождению. В разработке проекта участвовали мастера Индии, Средней Азии, Персии, Аравии. Шах-Джахан сам выбрал место для неслыханного мавзолея ниже Агры на правом берегу Джамуны. Стройка продолжалась с 1631 по 1647 год; на ней постоянно было занято около 20 тысяч рабочих.

Тадж-Махал — пятикупольное здание (высота с центральным куполом около 74 м) на платформе, с 4-мя минаретами по углам. Стены выложены белым полированным мрамором с инкрустацией из самоцветов. К Тадж-Махалу примыкает регулярный («райский») сад с фонтанами и бассейнами. Мавзолей гармонично связан с природой, он прекрасен в любое время дня и года. Тадж-Махал сам по себе — это совершенная картина, совершенная мелодия, отзывающаяся в душе каждого человека! Это не просто высшее в своем роде порождение искусства, а вообще одна из вершин человеческого гения.

С ростом могущества империи, Шах-Джахан закладывает прекрасный город Шахджаханабад в черте Дели. Сераль в Дели включает изысканные павильоны, богато украшенные и окруженные садами с водой.

Под властью сына Шах-Джахана Аурангзеба, империя продолжала существовать еще 60 лет. С распадом ее очаги творчества вновь переместились в периферийные центры.

Материалы из газеты «Вера» ¦11 (Казань, 1997) и книги Р.А.Абузярова, З.И.Туаевой
«Истоки. Ислам: вероучение, мораль, культура» (Уфа, 1996)

http://www.kcn.ru/tat_ru/religion/islam/civilization/ok_indi.htm

Posted in Архитектура и искусство | Отмечено: , , , , | Leave a Comment »

Тадж-Махал

Posted by nimatullahi на Сентябрь 22, 2003

ТАДЖ-МАХАЛ в Агре, на севере Центральной Индии,

жемчужина индо-исламской архитектуры. Могольский правитель Шах-Джахан (1592–1666, правил в 1627–1658) воздвиг этот памятник как гробницу своей любимой жены Арджуманд Бану, более известной по ее титулу Мумтаз-Махал или Тадж-Махал (Корона дворца), умершей в 1631. Начатое в следующем году строительство гробницы велось около 20 лет силами почти 20 тыс. рабочих.

Мавзолей расположен в центре обширной прямоугольной площадки (длина 600 м, ширина 300 м). Короткая северная сторона пролегает вдоль берега р.Джамна. С южной стороны треть территории
занята хозяйственными постройками и завершается монументальными воротами, ведущими внутрь обнесенного стенами участка, который составляет бльшую часть прямоугольника. Внутри этих стен
находится сад площадью в 300 кв. м, разделенный надвое по продольной оси узким зеркальным бассейном. В ширину всей речной стороны поднята платформа с высокими (41 м) минаретами по четырем углам. На западной стороне платформы находится

мечеть, на восточной – приемный зал (дом для посетителей).

В центре платформы помещена гробница, имеющая в плане квадрат со скошенными углами. С внутренней стороны стены огибает обходной коридор с 8-угольными камерами на каждом угловом повороте. В центре размещается 8-гранная погребальная камера, увенчанная невысоким куполом; внутрь ее ведут порталы, по одному с каждой стороны. Камера содержит кенотафы Тадж-Махал и Шах-Джахана,
окруженные ажурной мраморной оградой, в то время как подлинные захоронения находятся в крипте непосредственно под камерой. Снаружи арочный портал на каждом фасаде фланкирован двумя ярусами ниш, и все сооружение увенчано луковичным куполом, высоко поднятым над пологой внутренней купольной чашей погребальной камеры. Простые пропорции определяют план и соотношение вертикалей: ширина постройки равна ее общей высоте 75 м, а расстояние от уровня пола до парапета над арочными порталами составляет половину всей высоты.

Как снаружи, так и в интерьере конструктивные массы постройки прикрыты белой мраморной облицовкой, украшенной узорчатой инкрустацией из полудрагоценных камней. Бесконечное разнообразие и богатство деталей и совершенное мастерство исполнения делают это сооружение абсолютно уникальным.

Проекты для гробницы были подготовлены лучшими архитекторами Могольской империи. Автором принятого к исполнению проекта предположительно был перс Устад Иса. В плане Тадж-Махал отчасти сходен с мавзолеем более раннего могольского правителя, Хумаюна, воздвигнутым в Дели в 1654 по
чертежам персидского архитектора, а общность архитектурного типа можно проследить до еще более ранних образцов в Средней Азии и Северном Иране.

http://www.krugosvet.ru/articles/71/1007192/1007192a1.htm

* * * * * * * * * *

(Статья с сайта, посвященного Индии):

Тадж Махал.

Воспетый поэтами символ любви Шаха Джахана к жене, Мумтаз Махал.

Этим именем, «украшение дворца», называл Арджуманад Бану Бегам ее будущий свекор, грозный шах Джангир. Сложны семейные отношения. Молодая

жена приходилась племяннице матери Джахана и дочкой первому визирю. Впрочем, на этот счет существует много легенд, самая романтичная из которых гласит, что принц Кхуррам встретил на базаре прекрасную бедную девушку с бусами из дерева в руках, и так она на него посмотрела, что не видел он больше окружавшей грязи и нищеты, и твердо решил взять в жены красавицу, чтобы не разлучаться никогда. Точно известно, что в тот год (1612) ей было 19 лет, довольно много даже по меркам современной Индии.

У Шаха Джахана, как его стали почтительно называть после восшествия на престол в 1628 году, был большой гарем, как и полагается такому
высокому правителю. Но супруги так нежно любили друг друга, что французский врач, философ и путешественник Франсуа Бернье, проживший в Индии двенадцать лет, отмечал в своих записках, что Шах Джахан «не обращал внимания на других женщин, пока она была жива». Мумтаз Махал, единственная
из жен сопровождала его даже в далеких военных походах, стойко перенося все тяготы вместе с мужем, единственный человек, которому он полностью доверял и даже советовался!

За 17 лет счастливого супружества у них родилось 13 детей. И вот, всего год спустя, в 1629 году его настигло горе: Мумтаз Махал не пережила тяжелых родов 14-го ребенка. 36 лет для женщины в те времена был очень солидный возраст, а частые роды изматывали здоровье. Это случилось в лагере, разбитом под Бурханпуром, в шатре Шах Джахана, который возвращался из победоносного похода в Декан. Там же хотели похоронить и Мумтаз Махал. Шах был на грани самоубийства. Его голова навсегда скорбно опустилась, волосы поседели.

Через полгода вдовец перевез тело в Агру, где он решил воздвигнуть мавзолей, по красоте достойный его любимой женщины, а по величию — силы их чувств.

Во период правления Великих Моголов, Агра наравне с Дели считалась столицей империи, достигшей к тому времени своего расцвета. По традиции, в пригороде, на берегу Джамны и было решено возвести здание. Место выбрано было удивительно удачно, ни одно землетрясение еще пока не причинило серьезного ущерба мавзолею.

Здание строилось 22 года, на строительство собрали со всей страны больше двадцати тысяч человек. Главный архитектор, ширазский Устад (что означает «мастер») Иса Кхан получил неограниченные полномочия, и он их оправдал.

Мрамор привозили за 300 километров из уникальной раджпутанской каменоломни. По легенде, к строительству были привлечены иностранные архитекторы — венецианец и француз, но их подлинные имена не дошли до нас.

Возможно, их вклад — это роскошный парк, который ведет к мавзолею. Весь комплекс это закрытый с трех сторон парк. Вход в него, похожий на дворец из красного камня, украшен белым узорным «портиком», сверху 11 (!) куполов, по бокам — две башни, также увенчаные белыми куполами. Ограда — это высокие галереи из красного песчаника, протянувшиеся к минаретам и мавзолею.

Парк гармонично дополняет весь ансамбль, поскольку спланирован как дорога, ведущая к главной святыне, его осью является оросительный канал, разделенный посредине пути мраморным бассейном. К четырем минаретам от него идут дорожки.

Со стороны реки ничего нет, чтобы ничто не заслоняло сам мавзолей. Джамна здесь не очень спокойная, поэтому увидеть идеальное отражение практически невозможно, что подчеркивает иллюзию нереальности. Многие люди специально приходят на противоположный берег рано утром, чтобы увидеть воочию, как парит в предрассветном тумане это величественное здание, а с первыми лучами солнца начинается игра цвета на его стенах.

Возможно, эта воздушность создается непривычными для нас пропорциями, когда высота равняется ширине фасада, а сам фасад прорезан огромными полукруглыми нишам и кажется невесомым. А может, это главный купол уносит ввысь за собой всю остальную конструкцию — четыре малых купола и четыре минарета.

К самому сердцу ведет лестница, у ее начала оставляют обувь, как перед храмом… Беломраморная пена стен украшена искуснейшими мозаиками из тысяч драгоценных и полудрагоценных камней. Сплетенные в изысканный орнамент стебли растений и вязь арабских букв, выложенных черным мрамором. Четырнадцать сур из Корана — традиционное украшение для мусульманской архитектура венчают своды арок над окнами. В центре — резная мраморная ширма, за которой видны две ложные гробницы, или кенотафы, сами же склепы — под полом. Очень тихо, в открытые всем ветрам окна падают солнечные лучи. На стенах — гирлянды неувядающих каменных цветов, вечным ковром покрывающих пол и стены.

Когда строительство подошло к концу, в 1653 году, стареющий правитель отдал приказ приступить к возведению второго здания — мавзолея для него самого, точной копии первого, но из черного мрамора.

Это было уже безрассудством: страна разорена многочисленными войнами и дорогостоящим проектом, народ роптал. В 1658 году Шаха Джахана сверг его сын Аурангзеб. Он прекратил строительство второго мавзолея, а отца заточил до конца жизни в башне Красного Форта в Агре. Там и провел оставшиеся 9 лет, в комнате, из окна которой был виден Тадж Махал.

Только после смерти он вновь воссоединился со своей любимой — согласно завещанию, его похоронили рядом, в одном с ней склепе.

Сейчас мавзолей — одно из самых посещаемых мест не только туристами, но и самим индусами. Когда-то огромные двери, символизировавшие вход в рай, были целиком из серебра, тонкий рисунок тысячами серебряных гвоздиков был выложен на них. Сейчас двери медные, прежние украдены. Да и драгоценные камни на фасаде и изнутри сильно поредели с тех пор. Нет и золотого парапета, и жемчужного покрывала на месте сожжения тел…

Когда-то с минаретов влюбленными были совершены несколько самоубийств, теперь наверх не пройти, закрыто. Со всех четырех сторон мавзолея стоят полицейские, строго наблюдающие за тем, чтобы объективы не поворачивались в сторону национальной святыни. Фотографироваться туристам «на фоне» можно только с одной точки — от входа.

Наверное, это правильно, ведь туда приходишь, чтобы наслаждаться зрелищем, а не думать о том, как это будет выглядеть в семейном альбоме.

На надгробиях всегда живые цветы. Не мертвым людям — вечно живой Любви!

http://www.india.ru/india/taj_mahal/index.shtml

Posted in Архитектура и искусство | Отмечено: , , , | Leave a Comment »