Архив электронного журнала «Суфий»

Posts Tagged ‘навои’

Могольская поэзия на фарси

Posted by nimatullahi на Сентябрь 12, 2005

Пристрастие к грабительским войнам, кровавым расправам с противниками, жестоким казням и пыткам не мешало могольским императорам любить изящную словесность, живопись, музыку и слыть щедрыми меценатами. Пожалуй, лишь один Аурангзеб был равнодушен к искусствам (известно, что он запретил музыку при своем дворе) и откровенно предпочитал поэтам солдат. Его дочь, талантливая поэтесса Зебунниса (1639—1702), пожизненно заключенная им в замок, в послании к отцу писала:

О сладкоголосый соловей, замолчи и останови свой вопль.
Нежная натура султана не выносит пения.

(Перевод С. Айни)
Читать далее…

Реклама

Posted in Исследования, Поэзия, Суфийская поэзия | Отмечено: , , , , , , , , , , | Leave a Comment »

Алишер Навои. Афоризмы

Posted by nimatullahi на Август 18, 2005

Тот, кто лишь себя признает и самолюбием живет, ни за кого не будет душой болеть, он труд свой будет жалеть. А когда он видит, как другой почтенный человек в труднейшее положение попадает, он от этого даже так, как от своего малейшего беспокойства, не страдает; когда он услышит, как дорогой ему человек страшно мучится, он не станет печалиться так, как от своей самой малой неприятности. Он себя считает лучше всех других, свое мнение — лучше мнений всех их.
Люди такого рода мирские блага мимо себя не пропускают, а других от них отстраняют.
Читать далее…

Posted in Афоризмы | Отмечено: | Leave a Comment »

Алишер Навои — великий сын узбекского народа

Posted by nimatullahi на Май 10, 2005

Великий узбекский поэт, мыслитель, государственный деятель Алишер Навои оставил богатое литературное наследие. Он является автором около тридцати сборников стихов, крупных поэм, прозаических сочинений и научных трактатов, всесторонне раскрывающих духовную жизнь Средней Азии XV века. Навои известен и как автор многих трудов в области философии, литературоведения, языкознания, истории. Все свои основные произведения он написал на родном узбекском языке, хотя в его время в литературе господствовал язык фарси.

Алишер Навои был незаурядной личностью, поразившей своих современников (да и нас) разнообразием и разносторонностью своих интересов и талантов, жадным стремлением проникнуть в тайны и секреты науки, искусства, ремесел. Всю жизнь он посвятил поэтическому творчеству, которое создало ему вечную славу. Он возвеличивал людей долга, мирной жизни, мирного труда. Он воспевал верность в любви, в дружбе, патриотизм, дружбу разных народов. В своих стихах он гневно выступал против религиозного фанатизма, против рабства женщин, против диких разрушительных завоевательных походов, когда бесследно погибают культурные богатства. Действие его произведений происходит в разных странах, герои его поэм принадлежат разным народам.

Удивительной цельностью отличается лирика Алишера Навои, особенно его газели. Вершиной творчества поэта стала знаменитая «Хамса» («Пятерица»). Переступив порог сорокалетия, накопив богатый жизненный опыт, Алишер Навои, творчески развивая традиции своих великих предшественников Низами Ганджеви и Амира Хосрова Дехлеви, в 1483 г. начал осуществлять свой грандиозный замысел, который вынашивал в течение многих лет. Он принялся за создание колоссального эпического памятника, состоящего из пяти поэм: «Фархад и Ширин», «Лейли и Меджнун», «Семь планет», «Смятение праведных» и «Стена Искандера». Каждая из них раскрывает неповторимый мир человеческих чувств.

Первая поэма «Пятерицы» — «Смятение праведных» — была завершена в необычайно короткий срок. До нас дошел образец ее, переписанный с оригинала в апреле 1484 г. В поэме около четырех тысяч бейтов. Впоследствии она была охарактеризована автором как «оби зиндагоний», то есть «вода жизни», поднесенная в дар родному народу. Алишер Навои в этой поэме поднял важные философские, общественно-политические и нравственные проблемы, выразил свое отношение к ним.

И хотя в «Смятении праведных» говорится о вопросах, связанных с богословием, познанием мира, взаимоотношениями человека и природы, общества и личности, все же в центре поэмы находится описание общественно-политического строя, царящего в Хорасане и Мовароуннахре во второй половине ХVв., всесторонне раскрыт его антигуманистический характер, осуждение несправедливости феодальных отношений, бесправия и невежества, гнета и насилия. Поэт выразил мысли о мерах, способствующих улучшению общества, претворению чаяний народа в жизнь. Он проявил большое гражданское мужество, обратившись к шаху:

… Склоняется перед тобой народ,
Покорно он твоих велений ждет…
…Но сам пред ним ты немощен и слаб,
Ты сам — его творение и раб.

Алишер Навои в поэме «Смятение праведных» беспощадно бичует мракобесие и зло. Он выступает как гуманист и активный борец за справедливость. Также резко поэт клеймит духовенство и лицемерных шейхов, тянувших народ в болото невежества, феодалов, безнаказанно грабящих страну. Правдиво воссоздавая сатирические образы, Алишер Навои тем самым приближал поэзию к реальным нуждам современной ему эпохи.

Поэма «Смятение праведных», помимо нескольких глав, входящих во вступление, состоит из двадцати бесед и относящихся к каждой из них поэтических рассказов. Излагая свои мысли по какой-либо животрепещущей теме, Навои во всех беседах предстает перед читателями как философ-мыслитель, мудрый политик и наставник. В одной из бесед он пишет:

О, устремленный к Истине всегда,
Согнувшийся под ношею труда!
Служа добру, пылинкой ты взлетишь,
Глаза высокомерья ослепишь…
… Ты неуклонно путь свой проходи,
И в скромности достоинство блюди…

Поэт высоко оценивает роль воспитания и соблюдения нравственных норм во взаимоотношениях людей, в духовном совершенствовании личности. Верность делу народа и государства, дружба, братство, скромность, справедливость и добросовестность, щедрость и трудолюбие, высокая и чистая любовь, преданность науке и просвещению — все эти идеалы силой таланта Навои были воплощены в его бессмертных творениях.

Художественные средства и приемы поэта поистине удивительны. Для того, чтобы глубже и образнее передать читателю свою мысль, Навои прибегает к неожиданно ярким деталям, образам, аллегориям. Например, говоря о матери и отце, он сравнивает их с «Солнцем и Луной, озаряющих дорогу» человеку, а почтение к ним выражает следующими искренними словами:

Главу свою перед отцом склоняй,
А сердце матери своей отдай…

Поэма «Смятение праведных» -одна из бесценных жемчужин мировой культуры — явилась программным произведением Алишера Навои. Поставленные в ней идеи и проблемы были продолжены и развиты им в последующих поэмах «Пятерицы».

Когда Алишер Навои закончил свою «Пятерицу», он захотел показать этот труд, и должен был это сделать, своему учителю и старому другу — Абдуррахману Джами. Тот взял рукопись, бросил на нее взгляд — и этого было достаточно: он положил руку на плечо ученика. И тот увидел, что он находится в каком-то чудесном саду, а в этом саду какие-то величавые мужи. Один из них подошел к нему, оказалось, это — Хасан Дехлеви, знаменитый поэт. Он сказал Алишеру, что эти мужи хотят поговорить с ним. И вот перед Алишером трое: посредине-Низами, справа — Амир Хосров, слева — сам Джами. А за этими тремя стояли Фирдоуси, Унсури, Насер Хосров, Анвари, Хакани, Санаи, Сзади. Прославленные поэты с Х-ХI вв. — с века Фирдоуси, по середину XVв. — века Джами.

Нужно ли объяснять, что это означало? Не забудем, кто положил свою руку на плечо поэта: его Учитель. Тогда Учитель делал только то, что единственно нужно ученику: делал невидимое видимым, неосознаваемое-осознаваемым. Джами показал своему ученику, к кому привела его «Хамса», в круг каких людей она его ввела, то есть показал ему и направление, и смысл его творческой работы. А что больше может сделать Учитель? Но великий Учитель сделал то же и для нас: мы увидели то, что, может быть, раньше не столь ясно видели, — эти люди, эти поэты принадлежат одному большому времени, одной большой эпохе и что эта эпоха -своя, особая.

Что это была за эпоха? Чтобы лучше ответить на этот вопрос, к перечисленным именам добавим еще некоторые имена людей, также принадлежавших этим пяти векам — с XI по XV. Вот эти имена: Рудаки, Руми, Хафиз — великие поэты; аль-Фараби, аль-Бируни, Ибн Сина, Ибн Рушд — ученые философы. Примем еще во внимание и то, что аль-Фараби был тогда авторитетнейшим знатоком Аристотеля, что он соединил аристотелизм с неоплатонизмом. Не забудем, что Ибн Сина ни кто иной как Авиценна, то есть величайший в эту эпоху и для Запада авторитет в науке врачевания — той науке, которая была входом в естествоведение, во всяком случае, в ту его область, которая изучает человека. Вспомним, наконец, что Ибн Рушд — это сам Аверроэс, а аверроизм был первым очагом, в котором затеплился огонек рационалистической мысли, той самой, которая привела потом к Декарту, Спинозе, Лейбницу- великим умам, открывшим новую структуру мышления, соединившуюся с тем комплексом новых явлений в экономике, социальном строе, политической сфере, который мы называем Новым временем.

А Джами? Он — поэт, он — философ, он — филолог, он — музыкант. Но при всем том он — суфи. Для него существуют две сферы познания: тайны бытия и тайны творчества. Поэтому среди его писаний -тайноведческие откровения и трактаты по поэтике, риторике, музыке. Ибн Рушд с его рационализмом, Джами с его мистицизмом… Разве это не те самые могучие силы, которые взорвали средневековье и открыли дорогу к новому времени? Разве это не те силы, которые создали ту динамическую переломную эпоху в общей истории феодального мира, которую мы называем Ренессансом?

«Постижение» — это слово удобно потому, что в нем могут сосуществовать идея познания разумом и идея познания интуицией, короче говоря, те два переплетающихся начала — рационализм и мистицизм, которые мы находим в ренессансном мире Алишера Навои. Но у него, как и у его учителя Джами, как у всех его современников и предшественников, были могучие соратники. Кто они? Вот поэма Джами -об Искандаре. В ней он рассказывает об учителе будущего великого завоевателя-Аристотеле. Рассказывает, что Искандер с этим своим учителем изучал Евклида и Птоломея. А затем в той же поэме идут: «Книга мудрости Аристотеля», «Книга мудрости Платона», «Книга мудрости Сократа», «Книга мудрости Гиппократа», «Книга мудрости Пифагора», «Книга мудрости Искилиноса», «Книга мудрости Гермеса Трисмегиста»… А вот поэма Низами. В ней -диспут, происходивший у того же Искандара. Диспут о «происхождении Неба и Земли», то есть о бытие. В нем участвуют Аристотель, Фалес, Аполлоний Тианский, Сократ, Порфирий, Гермес Трисмегист, Платон…

Даже перечень этих имен представляется изумительным историческим документом. Во-первых, по своей точности: названы все великие имена античности и, заметим, почти все они так или иначе связаны с Срединной зоной Старого Света. Во-вторых, они говорят о Возрождении: ведь и Сократ, и Платон, и Аристотель, и Пифагор уже прожили свои три эры — своей «Истинности», своего «Подобия», своего «Конца». И вот они возродились. Конечно, в новом, совсем особом облике, но таком, который был снова истинным — для другого времени, для других людей, для другого строя мысли. В-третьих, само сочетание этих имен. Вот уж где нет ни тени догматической ограниченности! Аристотель и Гермес Трижды Великий, Сократ и Аполлоний Тианский… Беспринципность? Нет! Огромная емкость ума, удивительная многоцветность мысли, поразительное богатство духа! Прибавим к этим именам еще и индийских гимнософистов… О них ведь также идет речь. И перед нами во всем своем сияющем блеске Ренессанс! Все названные великие люди присутствуют и действуют в произведениях Алишера Навои. Он и в этом -человек своей замечательной эпохи.

Владимир ЕВТЕЕВ.Газета «Зеркало XXI» N6’2001

———————————————————————————

Навои. Газели

Соловей, лишенный розы, умолкает, не поет;
Попугай, лишенный лакомств, красноречье где найдет?
Я твоей любви лишился. Словно пламя — каждый вздох.
Я вздыхаю, опасаясь, чтоб не вспыхнул небосвод.
И за то, что я не плачу, ты не упрекай меня —
Кто давно от скорби умер, разве может плакать тот?
День и ночь молю Аллаха — умертви, но не карай!
Лучше потерять мне душу, чем терпеть разлуки гнет.
Вкруг свечи твоей улыбка ночью вился мотылек,
Он свечи своей лишился в час, когда заря встает.
Навои с тобой в разлуке птицей безголосой был.
Не лишай раба отныне царственных своих щедрот!

* * *

Она груба в сандальях, она в тюрбане груба,
Чтоб убивать влюбленных, она заране груба.
О чем ее ни спросишь, она ответит грубо,
Она, как бы не видя моих стараний, груба.
Кто с этой кровожадной знаком, поймет недуг мой.
Я гибну, а причина моих страданий груба.
В своем саду сегодня я выпил слишком много,
Заснул, но песня ветра в ночном тумане груба.
Когда глава попойки глядит с похмелья грубо,
О кравчий мой, да будет струя в стакане груба.
О Навои, утешься, не злись на современность, —
Она, твоих не стоя святых желаний, груба!

Источник: http://subscribe.ru/archive/lit.poetry.vostok/200102/10201618.html

Posted in Исследования, Персоналии, Поэзия, Суфийская поэзия | Отмечено: , | Leave a Comment »