Архив электронного журнала «Суфий»

Posts Tagged ‘Поэзия’

И.-В.Гете. Из Западно-восточного дивана

Posted by nimatullahi на Октябрь 13, 2004


Из «Западно-восточного дивана»

СТИХИИ

Чем должна питаться песня,
В чем стихов должна быть сила,
Чтоб внимали им поэты
И толпа их затвердила?

Призовем любовь сначала,
Чтоб любовью песнь дышала,
Чтобы сладостно звучала,
Слух и сердце восхищала.

Дальше вспомним звон стаканов
И рубин вина багряный,-
Кто счастливей в целом мире,
Чем влюбленный или пьяный?

Дальше — так учили деды —
Вспомним трубный голос боя,
Ибо в зареве победы,
Словно бога, чтут героя.

Наконец, мы сердцем страстным,
Видя зло, вознегодуем,
Ибо дружим мы с прекрасным,
А с уродливым враждуем.

Слей четыре эти силы
В первобытной их природе —
И Гафизу ты подобен,
И бессмертен ты в народе.

ГИДЖРА

Север, Запад, Юг в развале,
Пали троны, царства пали.
На Восток отправься дальный
Воздух пить патриархальный,
В край вина, любви и песни,
К новой жизни там воскресни.

Там, наставленный пророком,
Возвратись душой к истокам,
В мир, где ясным, мудрым слогом
Смертный вел беседу с богом,
Обретал без мук, без боли
Свет небес в земном глаголе.

В мир, где предкам уваженье,
Где чужое — в небреженье,
Где просторно вере правой,
Тесно мудрости лукавой
И где слово вечно ново,
Ибо устным было слово.

Пастухом броди с отарой,
Освежайся под чинарой,
Караван води песками
С кофе, мускусом, шелками,
По безводью да по зною
Непроезжей стороною.

Где тропа тесней, отвесней,
Разгони тревогу песней,
Грянь с верблюда что есть мочи
Стих Гафиза в пропасть ночи,
Чтобы звезды задрожали,
Чтоб разбойники бежали.

На пиру и в бане снова
Ты Гафиза пой святого,
Угадав за покрывалом
Рот, алеющий кораллом,
И склоняя к неге страстной
Сердце гурии прекрасной.

Прочь, завистник, прочь, хулитель,
Ибо здесь певца обитель,
Ибо эта песнь живая
Возлетит к преддверьям рая,
Там тихонько постучится
И к бессмертью приобщится.

ЧЕТЫРЕ БЛАГА

Арабам подарил Аллах
Четыре высших блага,
Да не иссякнут в их сердцах
Веселье и отвага.

Тюрбан — для воина пустынь
Он всех корон дороже.
Шатер — в пути его раскинь,
И всюду кров и ложе.

Булат, который тверже стен,
Прочней утесов горных,
И песню, что уводит в плен
Красавиц непокорных.

Умел я песнями цветы
Срывать с их пестрой шали,
И жены, строги и чисты,
Мне верность соблюдали.

Теперь — на стол и цвет и плод!
Для пира все готово,
И тем, кто поученья ждет,
Предстанет свежим Слово.

Пер. В.В.Левика

Реклама

Posted in Поэзия | Отмечено: , | Leave a Comment »

Из энциклопедии суфийской символики

Posted by nimatullahi на Август 30, 2004

Авт. — Дж.Нурбахш


Пьяница (маст)

Это тот, кому хорошо знаком мистический восторг (джазба) и упоенность (сукр).

Пьянчужка на пути Любви
вином столь злоупотреблял,
Что сон его блаженный, упоенный
молитвой сокровенной стал.

Ираки

Те, кто влюблен – стоянка есть одна для них,
Там пьют вино, вздыхая о любимой.
И лишь мужланы здесь вздыхают о себе самих.

Хафиз

Лишь пьющему постичь
таверны тайны доведется.
В секретах улочки ее
непьющий вряд ли разберется.

Ираки

Хмель, опьянение (масти)

Термин отсылает к мистическому состоянию, в котором все индивидуальное бытие влюбленного пронизано любовью.

Что ни услышу – к отупленью лишь способно привести.
Пора, пора и мне вступить на путь масти.

Хафиз

Пока рассудка якорь
у пристани масти не угнездится,
От угрожающих нам бурь
где судну скрыться?

Хафиз

Язык не говорит о сокровениях масти
С благочестивцем, что завесой благочестия закрыт,
И у картинки на стене осведомляться не спеши
О том, что в веденье души.

Хафиз

Будь без себя в масти –
и обретешь тогда
То место, где миры сошли на нет
и стерся след аллюзий без следа.

Ираки

Масти – начало опьяненности и отсылка к поглощенности всех внутренних и внешних свойств человека в Любви.

ИИ 61

Термин предназначен для выражения той смятенности и ослепленности, которые присущи путнику, наделенному духозрением, при созерцании красоты Возлюбленной.

КФ 1562

Ансари так пишет об опьянении:

Если спросят о масти, мы ответим, что это устранение распознавания и неспособность отличать бытие от небытия, голову от пяток.
Опьяневший не способен различать благое и неблагое.
Он не в силах отличить себя от Друга, а Друга от себя.
Один пьян от вина (шараб), другой упоён подателем вина (Саки).
Первый – исчез, второй – обрел подлинное бытие.
Вино и винопитие предписаны тому, кто опьянен, но и сам Саки, и взгляд Саки – средство исцеления для того, кто жаждет похмелиться.
Не каждый, кто напивается вином до бесчувствия – пьяница, и не каждый пьяница стыдится этого или смущается. Существует ступень “бойцов”.
Испытавший опьянение никогда более не будет трезвым.
Опьянение следует за трезвостью как болезнь за здоровьем.
Лишь через опьянение человек способен возвысить свою бровь до сферы небытия.
Трезвые сердца разбивают свои шатры на полях скорбей, но стан веселья – детский садок для тех, кто скрыт (айяран)*.

РА 128

* Айяран – круг избранных, чьи обычаи легли в основу кодекса поведения суфиев и со временем отлились в форму “спутников рыцарства” (футувват). В жизни они придерживались трех основных правил: честность в слове и деле; неотрывность слова и дела, терпимость и толерантность к людям. – Фарханг-и Му’ин. Цит. по: R. Dho’l Nawwar. Dar jostojuye Hafez (Tehran: 1983), p. 65.
Футувва (“добродетель”, “мужественность”, мистико-социальное движение). “По своей сути идея футувва восходит к раннему суфизму. Фата означает “молодой человек”, доблестный юноша”, благородный и верный. Коран называл семерых спящих отроков фитйан (мн. ч. от фата; сура 18:10). Халладж употреблял этот термин для тех, кто превзошел всех в своей абсолютной преданности и верности договору (заключенному между человеком и Богом), также включая Иблиса и Фараона, которые остались верны своему слову. Но в целом термин ассоциируется с Али ибн Абу Талибом, судя по изречению: “Нет другого фата, кроме Али, и нет другого меча, кроме Зу-л Фикара”. Термин джаванмард, персидский эквивалент фата, встречается в жизнеописаниях многих суфиев”. – А. Шиммель. Мир исламского мистицизма. М., Алетейа, Энигма, 1999, с. 195 (прим. рус. пер.).

Джавад Нурбахш
Энциклопедия суфийской символики
Том 1
Часть 2. Суфийская символика вина, музыки, мистического слушания (сэма‘) и хмельных сборищ

(Пер. А.Орлова)

Posted in Исследования, Общие сведения | Отмечено: , , , , , , , | Leave a Comment »

Вениамин Блаженный (Айзенштадт). Стихи

Posted by nimatullahi на Август 16, 2004


Я всего лишь душа, а душе быть положено нищей
И оглядываться, не бредет ли за нею костлявая тень,
И положено ей ночевать на забытом кладбище,
Паутинкою тонкою где-то висеть на кресте…

Я всего лишь душа, а душа это только свобода,
Та свобода, которая бродит с дорожной клюкой и сумой
И грозит небесам императорским жезлом юрода —
Почему оно, небо, как пес, увязалось за мной?..

* * *
В эту землю хотел бы сойти я живым,
Я бы плыл под землей, как плывут океаном,
Созерцая глубокие корни травы
И дыша чем-то диким, и вольным, и пьяным.

Я бы плыл под землею в неведомой мгле,
Узнавал мертвецов неподвижные лица,
Тех, кто были живыми со мной на земле,
С кем тревогой своей я спешил поделиться.

Я бы плыл под землею, тревожно дыша,
Уходил в ее недра и тайные глуби,
Ибо только земное приемлет душа,
Ибо только земное душа моя любит.

* * *

ВОЗВРАЩЕНИЕ К ДУШЕ

Где б ни был ты, в толпе или в глуши,
Погряз ли в дрязгах грешного расчета,
Тебя пронзит звериный крик души,
Стучащей, словно нищенка, в ворота.

Ты жил, уйти от вечности спеша,
Греша в своей беспамятной дороге…
И вот она — стоит твоя душа
У смерти на затоптанном пороге.

* * *

…И в кого же я должен теперь превратиться,
Почему на исходе страдальческих лет
Должен я, как гороховый шут, нарядиться
В свой изношенный и неопрятный скелет?..

Я хотел бы по смерти остаться визгливым
И пронзительным голосом гробовщика,
Переливом рулад соловья торопливым
Или сливою сладкой в руке дурачка.

Дурачок я и есть, говоря откровенно,
Но я все же особых кровей дурачок:
Я нашел свое место на древе вселенной —
Неприметный такой и засохший сучок…

На сучке неприметном сидит воробьишка,
Он мгновенного мира мгновенный жилец,
И щебечут пичужки: «Плутишка, плутишка,
Мы теперь распознали тебя наконец…»

* * * * * *

Я не просто пришел и уйду,
Я возник из себя не случайно,
Я себя созерцал, как звезду,
А звезда — это Божия тайна.
А звезда — это тайна небес,
Тайна вечности животворящей,
И порой затмевался мой блеск,
А порой разгорался все ярче…
Но я был бы совсем одинок,
Потерял во вселенной дорогу,
Если б мне не сопутствовал Бог,
Возвращал к правоте и истоку.
И я понял, откуда огонь:
Это Кто-то с отвагой святою
Положил мне на сердце ладонь —
И оно запылало звездою…

http://www.krotov.info/libr_min/p/poezia/blachen.html

http://www.krotov.info/libr_min/p/poezia/blachenn1.html

Posted in Поэзия | Отмечено: , | Leave a Comment »