Архив электронного журнала «Суфий»

Posts Tagged ‘Ренессанс’

Леонардо да Винчи — Камалиддин Бехзод: Западно — Восточный контекст

Posted by nimatullahi на Август 11, 2004

ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ — КАМАЛИДДИН БЕХЗОД: ЗАПАДНО-ВОСТОЧНЫЙ КОНТЕКСТ


Это не преувеличение: в работах Леонардо да Винчи и мастера восточной миниатюры Бехзода найден элемент общности — тонкая психологическая глубина. Это наглядно подтверждает исследование известного ученого Акбара Хакимова, увидевшего параллели, сближающие искусство восточной миниатюры с живописью Запада XV — XVI веков. Интерес к столь глубокому научному исследованию творчества двух великих художников пробудили их юбилеи, которые широко праздновались во всем мире: в 2000 году 545-летие Камолиддина Бехзода и в 2003 году 550-летне Леонардо да Винчи. Важность открытия состоит в том, что миниатюра как составляющая национального наследия стоит в одном ряду с величайшими достижениями мирового искусства, какими являются произведения гениальных мастеров европейского Возрождения. Об этом рассказал академик, директор Научно- исследовательского института искусствознания Академии художеств Узбекистана Акбар ХАКИМОВ.

— Леонардо да Винчи и Бехзод — представители двух ренессансных феноменов — средневосточного и европейского. Их творчество отражает наиболее яркие достижения изобразительной культуры того периода. Они почти ровесники, оба родились в 50-е годы XV века, жили и работали при дворах меценатствующих правителей и уже при жизни были признаны неподражаемыми. Близка и их творческая судьба: сегодня известно лишь считанное количество точно атрибутированных именем Леонардо да Винчи картин и рисунков, примерно так же обстоит дело и с произведениями Камолиддина Бехзода. Всем этим работам свойственно сложное и динамичное, но в то же время четкое развитие сюжета в сочетании с изысканной декоративностью. Бехзод, как и Леонардо да Винчи, был мастером портрета. Ему принадлежит и серия портретов дервишей, где строгое соблюдение канонов органично сочетается с аурой живой человечности.
Естественно, великие мастера работали в разных регионах и в разных социально-политических и экономических условиях. Иной была и религиозно-культурная атмосфера. Конечно, миниатюра Востока и живопись Европы XV — XVI веков отличаются и порой даже несопоставимы по размерам, технике исполнения и объемно-пространственным решениям, отношению к индивидуально-авторскому замыслу. Поэтому внешние различия в творческой манере двух художников на первый взгляд не оставляют аргументов для сопоставительной характеристики. Но если мы обратимся к Корану и Библии, то сможем объяснить причины соответствия типажей и их общее происхождение в произведениях художников европейского и восточного ренессанса. Эти священные книги и являются базовой основой для определения универсальных черт средневекового искусства Востока и Запада.

Свое наиболее яркое проявление западно-восточные связи в искусстве обнаруживают в Оттоманской Турции. В конце XV века гордостью двора Оттоманского султана являлся венецианский художник Джентиле Беллини. Он писал прекрасные портреты в восточном стиле, используя при этом традиции свето-теневой и объемной моделировки, характерной для европейской живописи. Оттоманский султан посылал картины Беллини правителю Герата Хусейну Мирзе, двор которого также славился покровительством поэзии и искусства, чтобы вызвать на некое соревнование известных мастеров гератской школы, среди которых был и блистательный Бехзод. Нередко художники этих двух центров искусства писали один и тот же портрет, чтобы продемонстрировать свое мастерство в сравнении с другим автором. Именно Бехзоду Хусейн Мирза поручил принять вызов со стороны Оттоманского султана. И Бехзод создал необычную для миниатюрной живописи серию портретов, в которых ощущается цвето-пластическая манера европейской живописи XV — XVI вв.
Среди них изумительный портрет «Дервиш из Багдада», оригинал которого хранится в так называемом альбоме Беллини, находящемся в библиотеке музея Топ Капы в Стамбуле и датируемым 1500 гг. Бехзод создает удивительно тонкий психологический образ, тем самым подтверждая мысль о высоком профессионализме мастеров миниатюры, знании ими академической традиции рисунка и живописи. Он удачно передает настроение и выражение лица человека, сидящего в смиренной позе уважения и внимания. Белый колпак, слегка небрежно обернутый чалмой, является символом дервишей ордена Накшбандия, к которому принадлежал и сам Бехзод. На плечи дервиша накинут простой шерстяной халат «аба», а под ним голубая рубашка. Ничто в одежде не отвлекает от главного — выразительных глаз дервиша, смотрящих на зрителя проницательно, миролюбиво и в то же время несколько загадочно. Мистика и реальность, бытовая скрупулезность и духовная отрешенность парадоксальным образом слиты в этом портрете. Суфийские надписи в прямоугольниках по обеим сторонам портрета с тонкими узорами на золотистом фоне усиливают ощущение мистичности образа. По богатству психологических характеристик этот портрет стоит в ряду других подобных работ Бехзода (в частности портрет поэта Хатифи) и свидетельствует о том, что мастер владел не только техникой виртуозного рисунка, но и прекрасно использовал приемы объемно-пластической моделировки.

И вот именно в это же время был сотворен шедевр Леонардо да Винчи «Мона Лиза Джоконда» (портрет дервиша датируется 1500 годом, а Джоконда была создана в 1503-1506 гг.). также обозначивший собой новое явление в психологическом портретном искусстве Европы. При сравнении с работой Бехзода можно обнаружить весьма характерные общие черты как во внешней трактовке образов, так и в интерпретации мимолетных психологических нюансов. Это касается позы, манеры держать руки, взгляда и самое главное — общего эмоционального импульса, исходящего от обоих портретов. В противоположность античной эстетике, культивировавшей красоту видимого мира и тела, в работах Бехзода и Да Винчи отстаивается приоритет духовного начала над чувственным.

Художникам чужда античная эстетика, они пытаются в своих образах передать духовное состояние и внутренние черты своих героев. Большее сходство можно обнаружить при более внимательном изучении портретов, к которым обращались художники. Они создают и галерею психологически сложных гротесковых образов, в которых реальные черты переплетаются с мистическими.

Художники Запада и Востока этого периода особенно трепетно относились к изображению женщины. Именно в тот момент манерный стиль их трактовки в восточной миниатюре и стиль дольче нуове (новый сладкий стиль), воплощенный в образах божественных мадонн, в живописи Возрождения получает широкое распространение. Образ легкой грусти и изысканной печали интонационно очень созвучен в рисунках Леонардо и мастеров восточной миниатюры того времени.
Возьмем, к примеру,, работу Леонардо да Винчи «Портрет Изабеллы д’Эсте» (1500 г.) и «Сидящую принцессу» (Герат, 1430 г.) неизвестного мастера миниатюры. В обоих портретах линия рисунка точна и лаконична. В работе Леонардо да Винчи она словно лепит скульптурный образ. В миниатюре доминирует графический силуэт. Но несмотря на различное происхождение типажей, оба образа одинаково полны скрытой чувственности и женской грации, они ангелоподобны.

Вообще в миниатюре Востока и живописи Ренессанса можно обнаружить огромное количество примеров, демонстрирующих удивительное сходство в трактовке деталей. Особенно это относится к символике указывающего перста правой руки, левая же и на Востоке и Западе вне художественного внимания.

Некоторые композиции художников имеют арочную форму. Бехзод использует арочное обрамление менее скованно, чем Леонардо да Винчи, который не позволяет себе нарушить каноны и выйти за пределы очерченных рамками границ. У Бехзода сидящая женщина облокачивается на края арки, и ее левая рука и голова выходят за пределы условного канонического поля. В картине же Леонардо да Винчи жест женщины возвращает нас к теме священного значения ее указующей правой руки. В работах Бехзода позы и жесты фигур при всей их условности, продиктованной этикетом, выделяются своей бытовой достоверностью, а пейзажи впечатляют эмоциональным лиризмом, выраженным многоцветно и пышно, но с тонкой колористической мерой.

В произведениях Леонардо да Винчи и Камалиддина Бехзода мы можем прочувствовать ту силу духа, которой обладали эти великие мастера своей эпохи, талант которых не имеет границ. Ведь именно эта эпоха дала миру уникальные памятники материальной и духовной культуры, где особое место в искусстве занимала миниатюрная живопись, вобравшая в себя особенности мировосприятия и поэтики мусульманской культуры.

© 2003, Информационное агентство ЖАХОН при МИД РУз

http://jahon.mfa.uz/ARHIV/2003/7/15072003.htm

Posted in Архитектура и искусство, Исследования | Отмечено: , , , | Leave a Comment »