Архив электронного журнала «Суфий»

Posts Tagged ‘рубаи’

Афзаладдин Хакани. Поэзия

Posted by nimatullahi на 4 октября, 2004


АФЗАЛАДДИН ХАКАНИ
(1121 — 1199)

* * *

Сердце мое как челнок, а любовь — океан.
Слушай, любимая! Эти слова — не обман.
Я, словно молнией, нашей разлукой спален,
Ранен, как саблей. И я умираю от ран.
Сжалься! Ты видишь — под бурею гибнет мой мир,
Тонет корабль мой, ветрила сорвал ураган!
Волн бушевание лишь по колена тебе,
Я же кипящим смерчем с головой обуян.
Кто же соперники у Хакани? Ведь они
Даже стоять у моих недостойны стремян!

* * *
Твои стрелы пернатые — в сердце моем,
Мне от них никаким не закрыться щитом.
Я вступил в обиталище чистой любви,
Я невольником стал, я расстался с умом.
И парю, словно птица, хотя и без крыл,
В этом воздухе пламенном, в мире твоем!
Я иду, и пути мне обратного нет.
И любовь моя схожа со смертным мостом.
Я томлюсь по тебе. Но не ведаешь ты,
Что печаль мою душу сжигает огнем.
О, прими Хакани! Он твой пленник и раб,
Ты одна у него в этом мире земном!

РУБАИ

* * *
Моя любовь мне муки причиняет.
Она моим моленьям не внимает.
Источник всех моих мучений в том,
Что о любви моей она не знает.

* * *
Если хочешь, чтоб имя стояло твое высоко,
Скромен будь, людям сердце свое открывай широко,
С бедняками дружи, собеседуй с простыми людьми,
И пойдет твоя добрая слава средь них далеко.

* * *
Хакани! Если честь и добро тебе выше всего,
Никого не ударишь ты, не оскорбишь никого.
Ведь достоинством всякий живой человек обладает,
И пощечина хуже, чем сабли удар, для него.

* * *
Вечно облик твой в сердце моем и во взоре,
Твое имя звучит мне немолчно, как море.
И прислушался всем существом я, едва
Твое имя услышал в чужом разговоре.

* * *
С душою преданной в тысячелетье раз
Родился человек — таков преданий глас.
Один, наверно, был, когда мы не родились,
Другой появится, когда не будет нас.

* * *
Какая мощь в словах твоих блистает,
Но низкий их в игрушку превращает.
В наш век талант — певцу смертельный яд,
Не возвышает он, а унижает.

* * *
О Хакани! На дар свой опирайся,
Пред пышностью презренных не склоняйся!
Не будь ферзем, чтоб криво не ходить,
Будь лучше пешкой — прямо устремляйся!

* * *
Друг, что я от мира сего получил? Ничего!
Взгляни, что от прошлых я дней сохранил? Ничего!
Как чаша Джамшида* весь мир я вмещал. Что же осталось,
Когда небосвод эту чашу разбил? Ничего.

* * *
В огне печали Хакани истлел,
Терпенью сердца наступил предел.
Так мотылек, в саду свечу увидев,
На пламя налетел и обгорел.

* * *
Ты горишь, как Парвин**, в небесах красоты.
Кроме родинок, нет на тебе черноты.
Но души моей цвет нераскрытым остался,
На меня даже мельком не глянула ты.

* * *
Хакани! Ты покоя себе не найдешь никогда!
Бесполезно бороться с судьбою, смирись навсегда.
Этот мир не достался навек на Даре, на Джамшиду, —
Если он и тебе не достанется — какая беда?
(Дара — Дарий Великий, царь Персии)

(Перевод В. Державина)

—-

* Чаша Джамшида — кубок легендарного царя из династии Пешдадидов (Первоцарей), в котором отражался весь мир)

** Парвин или Парвина — созвездие Плеяд.

——————————————

Афзаладдин Хакани (1121 — 1199) — азербайджанский поэт, писавший на персидском языке. Считается величайшим мастером касыды. В творчестве Хакани значительное место занимают философские мотивы. Для понимания сложных образов его стихов необходимо знакомство со средневековой схоластикой.

http://www.angelfire.com/pe/rudaki/khakani.htm

Posted in Поэзия | Отмечено: , | Leave a Comment »

Абу Али ибн Сина. Рубаи

Posted by nimatullahi на 4 августа, 2004

АБУ АЛИ ИБН СИНА (АВИЦЕННА)
(ок.980-1037)

РУБАИ

* * *

Плохо, когда сожалеть о содеянном станешь,
Прежде чем ты, одинокий, от мира устанешь.
Делай сегодня то дело, что выполнить в силах,
Ибо возможно, что завтра ты больше не встанешь.

* * *

Мы к Богу-истине прибегли, когда пошли путем прямым.
Теперь благое и дурное в самих себе искореним.
Когда божественная правда судить нас будет с добротой –
С дурным отождествит благое, благое уравнит с дурным.

* * *

Пьешь изредка вино – мальчишкою слывешь,
И грешником слывешь, когда ты часто пьешь.
Кто должен пить вино? Бродяга, шах, мудрец.
Ты не из этих трех? Не пей: ты пропадешь.

* * *

Мой друг с моим врагом сегодня рядом был.
Не нужен сахар мне, что смешан с ядом был!
С подобным другом впредь не должен я дружить:
Беги от мотылька, когда он с гадом был!

* * *

От праха черного и до небесных тел
Я тайны разгадал мудрейших слов и дел.
Коварства я избег, распутал все узлы,
Лишь узел смерти я распутать не сумел.

* * *

Когда к невеждам ты идешь высокомерным,
Средь ложных мудрецов явись ослом примерным:
Ослиных черт у них такое изобилье,
Что тот, кто не осел, у них слывет неверным.

Перевод Семена Липкина (1911 — 2003)

Posted in Поэзия | Отмечено: , | Leave a Comment »

Омар Хайям

Posted by nimatullahi на 14 декабря, 2000


Омар Хайям
(1048-1131)

Полное имя философа: Гияс ад-Дин Абу-л-Фатх Омар ибн Ибрахим. Родился великий
математик и поэт в семье зажиточного ремесленника на востоке Ирана, в городе Нишапур.
Его отца звали Ибрахим, но всему миру Омар ибн Ибрахим стал известен под прозвищем Хайям, что по-арабски означает «человек, шьющий платки». В разговоре он был желчен до грубости, несдержан. Что интересно, стихи свои писал по-персидски, а ученые трактаты — на арабском языке. На весь мир Хайям прославился короткими четверостишиями — рубаи: мудрецу приписывают авторство 300-400 рубаи. Однако на своей родине Омар Хайям не был признан великим поэтом, хотя с давних пор считался в Иране прославленным представителем персидской культуры — но только в научной области.
Европейцам Омар Хайям стал известен лишь в 1859 году, когда впервые были опубликованы переводы Эдварда Фицджеральда (1809-1883): 75 четверостиший. Фицджеральд обратил внимание на стихи Хайяма летом 1856 года благодаря своему другу, профессору Коуэллу. В библиотеке Кембриджского университета хранится 293 рубаи.
Рукописное наследие Омара Хайяма очень обширно по многим отраслям знаний: от философии до алгебры и астрономии.
…Однажды — Хайяму было за восемьдесят, — читая книгу Ибн-Сины по философии, он вдруг почувствовал приближение смерти. Оставив чтение на трудном метафизическом разделе «Единое и множественное», он заложил меж двух листов рукописи золотую зубочистку, бывшую в его руках, закрыл фолиант, встал, сделал завещание и более уже не принимал ни еды, ни питья. После вечерней молитвы он совершил земной поклон и на коленях
произнес: «Боже! По мере своих сил я старался познать Тебя. Прости меня! Насколько я Тебя
познал, настолько я к Тебе приблизился». И скончался один из великих энциклопедистов — в
самом подлинном смысле этого слова.
Похоронили Омара Хайяма в саду персиковых и грушевых деревьев под Нишапуром, по дороге, ведущей в Мерв. Могила его цела и в настоящее время.
Из рубаи Омара Хайяма

Недостойно — стремиться к тарелке любой,
Словно жадная муха, рискуя собой.
Лучше пусть у Хайяма ни крошки не будет,
Чем подлец его будет кормить на убой!

* * *
Все, что видим мы, — видимость только одна.
Далеко от поверхности мира до дна.
Полагай несущественным явное в мире,
Ибо тайная сущность вещей — не видна.

* * *
Вижу: птица сидит на стене городской,
Держит череп в когтях, повторяет с тоской:
«Шах великий! Где войск твоих трубные клики?
Где твоих барабанов торжественный бой?»

* * *

Откуда мы пришли? Куда свой путь вершим?
В чем нашей жизни смысл? Он нам непостижим.
Как много чистых душ под колесом лазурным
Сгорает в пепел, в прах, — а где, скажите, дым?

* * *
Скажи, ты знаешь ли, как жалок человек,
Как жизни горестной его мгновенен бег?
Из глины бедствия он вылеплен, и только
успеет в мир вступить, — пора уйти навек.

Материал подготовил Р.Валиуллин.

Материал находится на сайте Казанского Государственного Университета
http://www.kcn.ru/tat_ru/religion/islam/civilization/ok_hajm.htm

Posted in Персоналии | Отмечено: , , | Leave a Comment »