Архив электронного журнала «Суфий»

Posts Tagged ‘Шабистари’

Музыка Роберта Рича. Лицо за Семью Вуалями.

Posted by nimatullahi на Декабрь 30, 2002


Изысканная гармония стройного ритма барабанов, гамелана и волнующего мягкого голоса флейты осторожно поддерживает нежный мелодичный высокий вокал, созданный волшебными глиссандо гитары… Пятая композиция – «Ibn Sina» (Ибн Сина) посвящена великому мистику, государственному деятелю, философу и врачу, жившему в десятом веке в среднеазиатских государствах Хорезма и Мавераннахра. Он носил титул “Царя Врачей” и “аш-Шайх ар-Раис” – “Главы Мудрецов”.

Альбом «Seven Veils» полностью посвящен суфизму – мистическому Пути неортодоксального ислама. Суфизм стал тайным учением мусульманских мистиков, рожденным от слияния ислама с эзотерическими философскими доктринами Ирана и Индии, частично завоеванных арабами. Исламские богословы, правда, утверждают, что суфизм появился в Аравии вместе с возникновением ислама, однако вряд ли это так, ведь до двенадцатого века не существовало ни суфийских орденов или общин, ни специфической суфийской практики, философии или развитого эзотерического учения. Все это появилось лишь после частичной ассимиляции арабов с зороастрийским и индуистским населением покоренных земель. Возникший как синкретизм и подвергавшийся вначале неоднократным гонениям, суфизм стал элитарным учением, надрелигиозной надстройкой ислама, используя его как опору, основу и поле для своей деятельности. Истинные суфии никогда не считали себя принадлежащими к какой-либо одной религиозной системе, скорее они считают себя членами всемирного братства мистиков, познавших Истину. Аскетизм и духовная бедность- факр, суровая дисциплина, медитация — моракебе, ежесекундное памятование и молитва – зикр или вирд, специальные духовные упражнения – все это путь , предназначенный для достижения суфием экстаза любви и единения с Богом, для пробуждения и осознания своей истинного места во Вселенной. Мистическое видение суфиев нашло свое отражение в парадоксальных стихотворных строках из поэмы “Гюльшан-и-Раз” суфийского позта-мистика Шабистари, которые Роберт Рич использует в качестве эпиграфа к альбому «Seven Veils»:

Ты мог сказать, что все безмолвно,
Хотя и находится в вечном движении…
Вот ты одел одежду, сотканную из материи (тело),
А вот ты сбрасываешь ее – и это лишь мгновение Вечности…
Все взволнованы, хотя вечно пребывают в спокойствии,
И у Знания нет такой части, которая была бы его началом или концом.
Все уже осведомлены о своей собственной Сущности
И идут своим Путем ко Двору Божественного…
Того, чей взгляд скрыт за вуалью каждого атома во Вселенной –
То, что за ней — это восхитительная красота лица Божественного Возлюбленного…

Истинной целью суфия является фана (букв. “уход”, “смерть”) – устранение всего эгоистично-личностного и обретение истинной сущности через духовное растворение в Боге…

“Dissolve” (Растворение). Пятиминутное соло на балканском кавале. Медленный и тяжелый, как шаги огромного неведомого существа, падающий ритм барабанов… Загадочное, немного грустное и тревожное пение арабской флейты оттеняется легкими щипками струн электрогитары… Призрачный, легкий, как шелк шепот флейты уводит в заоблачный мир Небытия, мир абсолютного молчания и покоя…

Для достижения экстаза суфии используют различные средства, в том числе музыку и танцы – особенно так называемое “суфийское вращение” или “кружение дервишей”. Для этого упражнения суфии разработали особую, специфическую ритмическую структуру, и именно таким ритмом и открывает Рич свой альбом «Seven Veils». Вообще этот альбом имеет довольно сложную и жесткую ритмику – четкий и ясный звук ближневосточных бубнов и барабанов ярко выделяется на фоне сопровождающей его музыки. Все это очень отличает этот альбом Рича от его более ранних работ, в частности от альбома 1995го года «Yearning», который фактически вообще лишен ритмической структуры — весь задний план этого альбома заполнен мягким пространственным звуком синтезаторов Рича, и лишь волшебный сарод Лизы Москау медленно и осторожно поддерживает мелодическую линию раги. Может быть, кому-то «Seven Veils» покажется несколько жестким, мрачноватым и необычным, но осторожному и внимательному слушателю он может открыть совершенно новый, неизведанный и волшебный мир, сотканный из снов и реальности прошлого, настоящего и будущего…

Замирает вдали мелодия флейты … Последние звуки клавишных растворяются в тишине вечернего неба, и только лучи заходящего солнца, полускрытого длинною грядою облаков, освещают багровым заревом далекие купола и стройные силуэты минаретов… Отзвучала “Lapis” — последняя композиция альбома. Приподнята последняя, седьмая вуаль. Вы остаетесь наедине со своим Я, которое, однако, не более, чем иллюзия, квинтэссенция представлений Вашего ума… И только полностью сбросив все семь вуалей, Вы сможете увидеть в незамутненном зеркале разума чистый образ божественного и безгрешного Существа, которое ВЫ ЕСТЬ. ТАТ ТВАМ АСИ…

© Андрей Печкарев

(Публикуется в сокращенном виде)

http://avenue.darkside.ru/library/bio/rich_rus.htm

Реклама

Posted in Архитектура и искусство, Суфийская музыка | Отмечено: , , | Leave a Comment »

Махмуд Шабистари

Posted by nimatullahi на Сентябрь 10, 2002


Биографический очерк о жизни Махмуда Шабистари (ум.1320), выдающегося суфийского наставника и поэта, писавшего на персидском языке

МАХМУД ШАБУСТАРИ (Шабистари)

Саад ад-Дин Махмуд ибн Абдул Карим ибн Йахйа Шабустари Тебризи родился недалеко от Тебриза, в местечке Шабустар в 1287 году в семье богослова. Махмуд Шабустари — выдающийся ученый, философ, является одним из крупнейших теоретиков суфизма в Азербайджане.
Как и многие образованные люди средневекового Азербайджана, Шабустари получает энциклопедическое образование. Анализ его произведений показывает, что он был хорошо осведомлен в богословии, философии, астрономии, медицине, филологии и других отраслях знаний.

В те времена для продолжения образования принято было отправляться в длительные путешествия по разным странам и городам, центрам науки и богословским центрам, часто находящимся у могил почитаемых святых. Шабустари не был исключением, за свою недолгую жизнь он успевает побывать в Египте, Хиджазе, Сирии, Ираке и других странах, встречается там со многими учеными и в дальнейшем поддерживает с ними переписку.

По сведениям Мухаммеда Али Тарбийата, один из ширванских путешественников писал, что Шабустари побывал и в Кирмане. В Кирмане он женится и там у него остаются дети и внуки. Среди них были знаменитые в науке и литературе личности. Сын его был поэтом и написал комментарии к знаменитому «Цветнику тайн» своего отца. В книге «Саадатнамэ» («Книга о счастье») о своих путешествиях Шабустари пишет следующее:

Большую часть своей жизни
Проводил в изучении наук и богословия,
Путешествовал по Египту, Сирии, Хиджазу,
Много ходил и скакал днем и ночью.
Год и месяц подобно вселенной вращался.
Из деревни в деревню, из города в город ездил.
То сидел при свете лампады,
То съедал дым лампады.
В каждой стране я встречался
Со многими учеными и знатоками богословия.
Собирал множество интересных слов,
Составил интересные сочинения…

Шабустари хорошо разбирается в древнегреческой философии, зороастризме, идолопоклонстве, христианстве и, конечно, исламе и в его всевозможных мистико-философских течениях. Умер Шабустари в 1320 году, и был похоронен у себя на родине, в местечке Шабустар на кладбище Гюльшан вместе с его учителем Баха ад-Дином Йагубом Тебризи. В настоящее время эта могила является местом паломничества. В XIX веке она трижды реставрировалась. Первая реставрация была осуществлена Хаджи Мирза Агаси 1850-1851 годах. На гробницу была прикреплена мемориальная доска из мрамора со следующей надписью: «Великий шейх в 720 году Хиджра (1320) в возрасте 33 лет ушел из этого тленного мира в тот вечный мир». Вторая реставрация проводится в 1880 году Мирза Гусейн Ханом, а третья сравнительно недавно Хасаном Мугаддамом.

Шабустари, как указывается в «Очерках по истории Азербайджанской философии», оставил богатое литературное наследство. Его перу принадлежат: «Саадат-намэ» («Книга счастья»), «Канзул-ханаик» («Сокровищница истин»), «Хакк ул-йагин фи Марифати реббул аламин» («Достоверная истина в познании творца мира»), «Мир’ат ул — Мухаккикин» («Зерцало искателей истин») и всемирно известная поэма «Гюльшани раз» («Цветник тайн»). Кроме этих произведений, по сообщениям М.Тарбийата, Шабустари написал поэму «Шахид-намэ» («Книга ясновидца»), но пока она не обнаружена в книгохранилищах. Шабустари так же занимался переводами с арабского языка на персидский. Он перевел на персидский язык сочинения известного философа Имама Газали «Минхаджул абидин» («Путь паломников»). Известна так же переписка Шабустари с хорасанским мыслителем Гусейни Саадатом. Однако, в настоящее время исследователи творчества Шабустари, в том числе и видный знаток его творчества Шаиг Исмайлов, считают, что произведения «Канзул-Хакаик» не принадлежит перу Шабустари.

Первые свои философские произведения Шабустари писал в прозе, и только к концу жизни начал писать стихами. Первым стихотворным произведением (после этого он пишет всего еще одно стихотворное произведение) Шабустари, получившим всемирное признание, была поэма «Гюльшани раз» («Цветник тайн»).

Поэма была написана в 1317/18 году. Историю создания этого произведения Шабустари описывает в разделе, имеющем название «История создания книги».

В 1317 году в декабре месяце к нему приезжает посланник с письмом от одного из образованнейших людей того времени хорасанского философа Мир Гусейни Саадата, с просьбой ответить на некоторые вопросы философского характера, волнующие мыслителей того времени. Это событие Шабустари описывает в начале поэмы «Гюльшани раз»:

Прошло семнадцать (лет) после семисотого года хиджры.
Неожиданно в месяце шаввал,
Один посланник с тысячами милостей и уважением
Прибыл от жителей Хорасана.
Там есть один известный и великий (человек),
По многогранности таланта подобный источнику света.
Все жители Хорасана от мала до велика
Сказали, что лучше всех (мыслителей) своего века
Написал письмо относительно идеи (ма’на).
И послал к человеку, разбирающемуся в идеях.
Там ряд трудных (мест) из рассуждений,
Из трудностей людей «Ишарата».
Создавая стихи, спрашивал он о каждом вопросе,
Мира идей (прося ответить) краткими словами.
Как только посланник прочел это письмо,
Распространились (слухи) об этом обстоятельстве.
В том обществе почтенных присутствовали многие.
Взоры каждого из них были обращены на этого дервиша (т.е. на Шабустари).
Один из них, который был более опытным
И сто раз услышал от нас эти идеи,
Сказал мне: отвечай тут же,
Чтобы пользовались этим люди мира.

Шабустари сначала отказывается написать ответ, мотивируя отказ ссылкой на свои ранние произведения, в которых можно найти ответы на поставленные вопросы. Затем он уступает просителю, в лице которого выступает, как считает Исмайлов, его учитель Амин ад-Дин Тебризи, и пишет свои отчеты на вопросы хорасанского ученого в стихотворной форме. Через некоторое время проситель обращается опять к Шабустари. Только после этого Шабустари соглашается ответить на вопросы шейха Гусейни. Отвечает Шабустари кратко и четко и без особой подготовки:

Я ему сказал, что нет никакой надобности в этом,
Так как я писал (об этом) не раз в произведениях (своих)
Сказал, да, но в соответствии с запрошенным
Получим от тебя поэму желаемую.
После их настоятельной просьбы я начал
Писать ответы на письмо в кратких словах.
Среди благородных людей в один миг
Произнес я эти слова без размышления и повторений…
Итак, ответ на письмо сразу
Написал по одному, не более и не менее.
Посланник, получив ответы на письмо, с благодарностью
Вернулся тем же путем, каким пришел.

Вопросы Гусейни Саадати состояли из 22 бейтов, ответы Шабустари из 49 бейтов, из них 35 являются непосредственно ответами на поставленные вопросы, а остальные входят во введение и заключение письма.

Через некоторое время шейх Гусейни вновь просит Шабустари ответить на ряд вопросов, возникших после прочтения его письма. Шабустари опять составляет подробные ответы. На этот раз он сгруппировал все вопросы первого и второго письма в 15 вопросов и ответов и представил их в виде поэмы под названием «Гюльшани раз»:

Другой раз дорогой наставник
Сказал мне: прибавь к письму кое-что,
Те идеи, кои ты высказал, разъясни,
С помощью науки переложи в наглядность.
В те времена у меня не было досуга,
Чтобы приступить к этому с наслаждением и настроением.
Так что описать это состояние словами невозможно.
И только сведущий человек знает, что это за настроение.
Однако я прислушался к словам благочестивого человека,
Не отвергал просьбу просителя религии.
Но чтобы тайны еще больше осветились,
Я дал волю своему красноречию.
С благословением и помощью всевышнего
Высказал все за несколько часов.
Когда сердце просило господа назвать письма,
Пришел ответ сердцу, что это — наш цветник.

Это было первое большое стихотворение произведение Шабустари и он жалуется на трудности изложения философских мыслей в стихотворной форме. Этот процесс, он считает, похож на попытку вместить море в ограниченный сосуд.

В 1426 году поэма «Гюльшани раз» была переведена азербайджанским поэтом Ширази на азербайджанский язык. В 1944 году на турецкий язык поэму переводит Абдулкадыр Келпинарлы. Начиная с XIX века, «Гюльшани раз» переводится на многие европейские языки различными авторами и выдерживает целый ряд изданий.

Сразу после написания «Гюльшани раз» завоевывает на Востоке большую популярность у последователей суфизма. В своей книге о философии Шабустари Шаиг Исмайлов приводит фамилии 18 авторов, комментирующих содержание поэмы на фарсидском языке, начиная с XIV и кончая XVIII веками. Среди них наибольшей популярностью пользовались и пользуются до наших дней комментарии азербайджанского философа Шамсаддина Лахиджи «Матафатих-ул Эджаз» («Ключи к чудесам»), написанные в 1472 году.

В 1319/20 году Шабустари пишет свое второе философское произведение в стихах — «Саадатнамэ» («Книга счастья»). Оно значительно превышает по объему предыдущую поэму. В ней около трех тысяч бейтов. Весь труд состоит из восьми отделов, разбитых на главы и параграфы.

В «Саадатнамэ» Шабустари, кроме своих философских размышлений, приводит сведения о своей жизни и деятельности, путешествиях, пишет о своих учителях и любимых книгах.

Творчество Шабустари занимает видное место в истории средневековой философии Азербайджана. Его произведения изданы во многих странах Европы и Азии, а современные последователи философии суфизма считают Шабустари крупным авторитетом и часто в своих высказываниях ссылаются на его труды.

Шаиг Исмайлов. Философия Махмуда Шабустари. «Элм». Баку-1976.
Махмуд Шабустари. Гюльшани раз. «Элм». Баку-1977.

Posted in Персоналии | Отмечено: , , | Leave a Comment »

Мои святые – под моей защитой

Posted by nimatullahi на Июнь 10, 2001

“Мои святые – под моей защитой, и только я знаю их”.

Вспоминая это речение, Руми пишет:

На дальнем конце вселенной
сотни тысяч духовных властителей и благородных
держат свои головы высоко в чести.

Из-за ревности Господней их имена
сохранялись хорошо укрытыми,
так что не каждый нищий может произносить их…

Иная община в полном согласии движется к Господу;
как тогда сможет их настигнуть
одобрение обычных людей?

Так много они имеют, но ничьи взгляды
не падают на их славу –
хотя бы на мгновение.

Шабистари пишет:

Тот совершенный, кто вне совершенства,
хотя он и мастер, а выполняет работу раба.
Когда он движется по пути, Господь возлагает на его чело
венец Своей царственности.
Он находит бака после фана;
он движется от завершения пути к началу.
Каждый с ним, а он ни с кем;
под защитой Господа он сокрыт.

Posted in Классика | Отмечено: , , | Leave a Comment »