Архив электронного журнала «Суфий»

Posts Tagged ‘шах’

Лидия Бартольд. Легенда о шахе и дервише

Posted by nimatullahi на 6 мая, 2001

Во имя Аллаха, владыки сил!
Слушай повесть прошедших лет.
Ее в назиданье для нас сохранил
Один позабытый поэт.

Жили два друга в минувшие дни —
Неважны их имена;
И только в том были сходны они
Что страсть их была одна:

Превыше всего, что мудрый пророк
Для услады нам разрешил,
Мысли извив и созвучье строк
Каждый из них любил.

И каждый из них, в положенный час,
Калам отточенный брал,
И для пользы людей, сотворивши намаз,
Толстую книгу писал.

Но в строках и речи их были всегда
Несогласны мысль и совет,
И один другому на каждое «да»
Говорил свое резкое «нет».

Весна за весной продолжала цвести
Чередою обычной своей,
И сплетались в мире людские пути,
Как следы караванных путей.

Единый Аллах — людей властелин,
Он играет судьбою людской,
И дервишем нищим стал один,
И стал падишахом другой.

И однажды старого друга к себе
Шах привести приказал,
И, к нищей его снисходя судьбе,
Ему с улыбкой сказал:

«Отныне душой,о дервиш, поверь,
Что ко мне благосклонен Аллах!
Свет моей правды,замечу теперь,
Во всех человечьих сердцах,

И каждая книги моей строка
Дойдет до морей и пустынь,
Ибо правит страною моя рука
И я над ней властелин».

И дервиш ему ничего не сказал,
Перед шахом склоняясь в прах.
Лишь отблеск улыбки незримо дрожал
На сомкнутых крепко губах.

И в плащ завернувшись дервишеский свой,
Он ушел, молчалив и строг,
И скрылся бесследно, как лист сухой,
В сплетеньи пыльных дорог…

Падают дни, словно персиков цвет,
За зарей отцветает заря;
И шах однажды на тайный совет
Зовет к себе визиря.

— «Правда ли что — дай мне ответ!
Слышал я от людей,
Что пустого безумца нелепый бред
Продают рядом с книгой моей?

И правда ль, что разум людей моих
Отнял, должно быть,Аллах,
Ибо эта книга милее для них,
Чем та, что писал их шах?»

И визирь отвечает, простершись ниц:
— Твоя книга — святыня, о шах!
Мед мудрости каплет с ее страниц,
Свет правды в ее словах!

Но разум людей тревожит всегда,
Что этот безумный поэт
На твое, о великий, каждое «да»
Говорит свое дерзкое «нет»».

И шах спешит приказ передать
По стране из конца в конец:
Чтоб дерзкую книгу не смел писать
Ни один отныне писец!

А шахскую книгу искусной рукой
Пусть тысяча пишут писцов,
Золотом чистым строка за строкой,
Оттеняя золото слов.

Сыплются дни, как в пустыне песок,
Зарю сменяет заря,
И снова проходит недолгий срок —
Шах зовет визиря.

— «О шах! Я правдивый ответ даю:
Эту книгу не пишут писцы;
Но как редкость, на золота вес продают
Ее в своих лавках купцы.

А книга твоя, о премудрый шах —
Людьми не оцененный дар;
Разве только купец иногда впопыхах
В ее лист завернет товар.

Пыль и грязь, и рисунки детей
На ее священных листах,
И страшно промолвить, что с книгой твоей
Творят, о великий шах!»

И разгневанный шах торопливо встает
Срочный приказ написать;
Визирь золоченый калам подает
И несет большую печать.

И глашатай сзывает на площадь людей
И кричит им:- «Велик Аллах!
Слушайте, что в заботе своей
Повелел нам наш мудрый шах!

Кто в дерзкую книгу заглянет вновь —
Вырвать глаза, чтобы он
Злобным видом проклятых слов
Отныне не был смущен!

И кто прочитать дерзнет вслух
Хоть пару кощунственных строк —
Отрезать язык, чтоб ничей он слух
Оскорблять кощунством не мог!

И кто ее лист рукой повернет —
Отрублена будет рука!
Мудр наш шах, и исполнен забот,
И душа у него мягка!»

Дни текут, как казненного кровь,
Заря за зарей спешит,
И шах визиря призывает вновь —
И визирь от страха дрожит.

И дрожащий визирь, потупив взгляд,
Говорит: «О любимец весны.
О книге, навлекшей твой гнев, говорят
На всех перекрестках страны!

Дервиша имя — у всех на устах,
К нему на поклон идут,
И враги твои — да сразит их Аллах!
Его, как святыню, чтут.»

Несется гонец из дворца опять
На коне измученном вскачь:
Дервиша казни позорной предать
Немедля должен палач!

А проклятую книгу велит падишах
На костре среди площади сжечь-
Да сгубит врагов властелина Аллах,
Да будет остер его меч!

В шахском дворце — тишина и покой.
Все спит в его крепких стенах.
И только не спит порою ночной
Сам повелитель — шах.

Чем же дух его властный смущен?
Что его будит от сна?
Враги уничтожены, дервиш казнен
И книга его сожжена!

Но душу властителя ужас гнетет:
Слышит он в тишине ночей —
По всей стране, разрастаясь, ползет
Эхо проклятых речей.

Их шепчут в тени за дворцовой стеной,
Их в глухих деревнях поют —
Призраком грозным над шахской страной
Сожженные строчки встают.

— Так что же грозит мне! Пепел,прах,
Да груда желтых костей!
Но разве я не великий шах
И страж не в руке моей?»

И видится шаху в грезах ночных:
Рушатся стены дворца,
И новые строки пишет на них,
Пишет рука мертвеца:

«Гонимая мысль возникает вновь!
Она опасней меча,
Ее закаляет пламя костров,
Точит рука палача!…»

И слышится шаху во мраке ночей:
Дрожит его мощный трон,
И мечется в страхе властитель людей,
И бежит от лица его сон…

Во имя Аллаха! Я вам рассказал
Эту повесть прошедших лет,
Как ее в назиданье нам передал
Один позабытый поэт;

Рассказал, чтобы факелом мог светить
Нам отблеск минувших дней,
Чтоб на нашем скорбном и темном пути
Мы во мраке глядели смелей…
1935 г.

http://www.kuzbass.ru/moshkow/win/ZHURNAL/plashkewich.txt

Posted in Поэзия | Отмечено: , , | Leave a Comment »

Встреча шаха с дервишем на охоте (миниатюра)

Posted by nimatullahi на 24 января, 2001

Встреча шаха с дервишем на охоте («Шах ва Дарвиш» Хилали, 944-1538 гг,)

Posted in Архитектура и искусство | Отмечено: , , , | Leave a Comment »