Архив электронного журнала «Суфий»

Posts Tagged ‘шираз’

Песни Шираза

Posted by nimatullahi на 27 сентября, 2005

Шираз — это самое сердце Ирана. Почти тысячу километров надо проехать на юг от столицы, чтобы попасть в этот уютный город, воспетый в стихах и легендах. На полпути к нему еще встретится Исфаган с неповторимыми голубыми и кремовыми куполами мечетей, качающимися минаретами, со множеством мастерских-магазинов чеканки по металлу. Там вырос недавно металлургический завод, детище советско-иранских экономических связей. Чем дальше на юг, тем чаще будут попадаться памятники домусульманского древнего Ирана. Сначала впечатляющая своими размерами усыпальница основателя иранского государства Кира (Куроша, ум. в 530 г. до н. э.), сложенная из огромных каменных глыб, и совсем недалеко от Шираза — Персеполис, величественный комплекс дворцов, построенных на обширной площадке, как будто выровненной бульдозерами у подножья крутой горы. По преданию, Персеполис был разрушен Александром Македонским, но и сейчас, двадцать три века спустя, огромные входные ворота, двадцатиметровые колонны, стены, украшенные барельефами, и парадная лестница вызывают восхищение высоким искусством древних иранских скульпторов, безмерным трудом каменотесов.
Читать далее…

Posted in Исследования, Поэзия | Отмечено: , , , | Leave a Comment »

Баба Кухи Бакуви

Posted by nimatullahi на 3 сентября, 2003

В далеком от Баку Ширазе существует могила, пользующаяся особой популярностью у местного населения и у многочисленных паломников. Погребение это окружено многочисленными легендами. Согласно одной из их, выдающийся поэт Востока, великий персидский поэт Хафиз, получил свой поэтический дар после ночной молитвы у этой могилы своего учителя. Согласно другой — рядом с этой почитаемой могилой захоронена дочь ширваншаха, якобы прибывшая сюда после смерти любимого, чтобы быть рядом с ним, ухаживать за его могилой и обслуживать паломников, приезжающих сюда со всех стран мусульманского мира. Человеком, заслужившим столь большое уважение при жизни, и так глубоко почитаемы на протяжении почти тысячи лет был уроженец Ширвана Баба Кухи Бакувии. Первое упоминание его имени в современных источниках можно найти в работе Бакиханова «Гюлистан-Ирам»: «Шейх Абу-Абдуллаков отличался в светских и духовных науках. Он с самых юных лет учился у знаменитых современников, как-то: шейха Абдулла-Хафифа, шейха Абуль-Касим -Кешири и других, имел ученый спор с известным шейхом Абуль-Аббасом Нигавендским, который высоко ценил его познания. В конце жизни он уединился от света и жил в пещере близ города Шираза, где его посещали ученейшие люди Востока. Он умер в 1051 году».

Сведения о Баба Кухи Бакуви есть и в книге С. Ашурбейли «Очерк истории средневекового Баку». «Бакуви — батинит. Но диапазон батинитства слишком широк, и этот вопрос следует решить гораздо конкретнее…Считают, что он суфий. Я не собираюсь так быстро решить этот старый и давно запутанный вопрос. Позволю себе здесь только напомнить о том, что Бакуви не только никогда не называет себя суфи, но и прямо относит суфизм к враждебным ему идеологиям. Он был каландаром. Каландары не во всем сходились с суфиями». Баба Кухи Бакуви принадлежат дошедшие до нас философские трактаты на арабском языке «Ахбар ал-арифин», «Ахбар ал-гафилин», «Бадаят хал ал-Халладж» и сборник стихов — «Диван» на персидском языке. Академик Крымский пишет об этом «Диване»: это «старейший из суфийских диванов, где, пожалуй, иногда еще труднее бывает отличить аллегорический гимн про горячую любовь мистика к богу от жгуче чувственной песни доброго молодца, страстно тянущегося к живой кокетливой женщине:

«Истерзалось мое сердце, а милой моей нет до него дела.

Исстрадался я в разлуке, а милая исцелить не желает.

Из очей моих льются слезы, обильнее, чем жемчужный дождь из облака.

Но ее уста смеются, и она не хочет перевязать рану моего сердца».

Очень интересна история одной из старейших рукописей этого «Дивана». Иранский ученый Хабибуллах Имад, реставрируя свой дом, обнаружил в его стене сундук, в котором среди других рукописей находился и древний список лирических стихов — «Диван» Бакуви.

В биографии ученого-поэта много неясностей. До сих пор некоторые исследователи, в том числе и видный азербайджанский ученый Закир Мамедов считали, что автором трактатов является Баба Кухи, а «Дивана» — Мухаммед Бакуви. Причем время написания «Дивана» относится к более позднему сроку. Пока спор не решен окончательно, биография Баба Кухи Бакуви будет изложена, в основном, по книге Солмаз Рзакулизаде «Мирвооззрение Баба Кухи Бакуви», впервые сравнительно полно исследовавшей творчество мыслителя и считающая, что оба произведения принадлежат одному лицу — Баба Кухи Бакуви. «По моему глубоком убеждению — пишет Е.С. Бертельс — «Диван» Кухи в самом деле принадлежит ученому шейху, известному также под названием ибн Бакуйа». Мы также полностью разделяем это убеждение и переходя из признания идентичности Баба Кухи и ибн Бакуйа будем излагать биографию мыслителя.

Родился Баба Кухи в Баку в 933/4 году. Считается, что он был братом известного мыслителя, богослова и визира ширваншаха Манучехра — Пир Хусейна Ширвани, гробница которого и ханека при ней в селе Навахи на реке Пирсагат сохранились до наших дней и являются предметом особого почитания верующих. Прожил он свыше стал лет и умер в 1074 году. Полное имя Баба Кухи с небольшими расхождениями средневековые авторы приводят в виде: Абу Абдаллах Мухаммед ибн Абдаллах ибн Убайдуллах ибн Бакуйе. Часто к нему еще добавляется нисба Ширази или Нишапури. Это связано с тем, что Кухи долго жил в Нишапуре и Ширазе.

Первоначальное образование Баба Кухи получает у своего отца, который был богословом. Еще в юности он проявляет независимый характер и склонность к путешествиям. После ссоры с братом он поселяется сначала в долине реки Пирсагат, а затем в районе священной горы Бабадаг (ряд исследователей считает, что гора эта была названа так в честь Баба Кухи). В дальнейшем он много путешествует по Азербайджану, Ирану и другим странам, встречается с учеными, посещает святые места. По некоторым данным он на некоторое время в 988/90 годах даже возвращается в Ширван. Авторитет его как ученого-богослова растет. В молодости Баба Кухи мечтал стать мухадистом — составителем сборников хадисов. Однако для поисков новых хадисов нужны были встречи с другими мухадисами и приходилось для этого много ездить по разным городам и странам. Бакуви собрал огромное количество хадисов. Абдаллах Ансари пишет, что со слов Бакуви, ему удалось записать 30000 хикайатов и 3000 хадисов.

Много лет Бакуви провел в Ширазе, продолжая учебу у Абу Абдаллах ибн Хафифа. Очевидно, под его влиянием Бакуви становится последователем суфизма. В 981-82 году Абу Абдаллах ибн Хафиф умирает. Исследователи творчества Бакуви считают, что после этого Бакуви опять отправляется в путешествия. Он посещает известные научные центры, в том числе и Багдад. Затем попадает в Нишапур — общепризнанный центр распространения суфийского учения в Х-XI веков. Об этом периоде жизни Солмаз Рзакулизаде пишет: «Здесь действовали, с одной стороны, ученики шейха Байазида ал-Бистами, звавшие к «экстазу», проповедовавшие «упоение богом», «опьянение (ар.сукр.) божественной любовью», с другой стороны, — ученики шейха Джунейда ал-Багдади, видевшие в «экстазе» и «опьянении» опасность для суфия (искусственно возбуждая себя, он принимает свои фантазии за подлинное единение с богом).

Ученики Джунейда считали, что единственный верный путь для суфия состояние «трезвости» — сахв (ар), «тихая трезвая молитва»… Источники сообщают о дружбе Бакуви с хоросанскими Абу Абд ар-Рахманом Суллами и Абу ал-Касимом Кушайри, о его дискуссиях с Абу Аббасом Нехавенди (в которых последний признал превосходство Бакуви), о его непосредственных контактах с Абу-Саидом ибн Абу-л-Хайром, суфийским шейхом, который пользовался в свое время большой популярностью».

О нишапурском периоде жизни Бакуви, Е. Э. Бертельс пишет: «Можно допустить, что в Шинапуре богословские воззрения Кухи должны были претерпевать существенные изменения. Теории хорасанской школы суфиев во многом решительно отличались от учений школы иракской. Это был тот момент, когда хорасанские суфии оторвались от влияния Ирака и изложили свою концепцию суфизма в многочисленных теоретических работах (Кушайри, Саррадж, Джуллаби, Сулами). Решительный экстремизм Абу-Йазида (умер в 873/74) продолжал находить себе пламенных приверженцев, среди которых Абу-л-Хасан Харакани (1033/34) пытался примирить свои концепции активной филантропической любви со свирепой мистикой бистамского отшельника. Таким образом, кухи оказался в среде, которая должна была вызвать у него серьезную внутреннюю борьбу».

После смерти Сулами руководство его суфийской ханакой переходит к Бакуви, что свидетельствует о его большом авторитете. Однако по каким-то, до конца не выясненным причинам, уже через год он оставляет Нишапур и переезжает в Шираз. Недалеко от Шираза, в горах, у селения Джафарабад находились карстовые пещеры. Бакуви поселяется в одной из них и больше ее не покидает, проводя свои последние годы в упорном труде и молитвах. Здесь рождаются основные труды Баба Кухи. Известность ученого-отшельника распространяется по всему Востоку. Отовсюду к нему, как к святому, едут за советом и на поклонение. Как пишет известный географ Н. К. Керемов местность, где он был похоронен, в дальнейшем, в честь ученого-поэта, называется Баба-Кухи. Баба-Кухи Бакуви посвящают свои стихи такие выдающиеся поэты, как Низами Гянджеви («Искаандернамэ»), Саади, Хафиз, Абдурахман Джами, Насими, Сейид Азим Ширвани и многие другие.

До сих пор в Ширване, в народе, сохранились и популярны легенды и песни, связанны с памятью о великом ширванце. В прошлом столетии мавзолей Баба Кухи посетил великий азербайджанский путешественник и географ Зейналабдин Ширвани. На свои средства он провел реставрацию и благоустройство мавзолея и прилегающей к нему территории.

С.Д.Рзакулизаде. Мировоззрение Баба Кухи Бакуви. Баку-1978;
Н.К.Керимов. Путушествия Бакуви. Москва-1982;
А.Е.Крымский. Низами и его современники. «Элм». Баку-1981.

http://www.azeri-info.com/bakuvi.htm

Posted in Персоналии | Отмечено: , , | Leave a Comment »

“Земля Саади источает запах любви…”

Posted by nimatullahi на 3 апреля, 2003

Д. КАСАТКИН

“Земля Саади источает запах любви…”

Во время журналистской работы в Иране и последующих командировок в эту страну мне неоднократно приходилось бывать в Ширазе — “городе роз и соловьев”. И каждый раз какой-то магнетизм поэзии этого города, где родился и творил великий Саади, побуждал меня посетить мавзолей этого мастера чарующего слова. На воротах, ведущих в сад, где находится гробница поэта, надпись: “Земля, в которой погребен Саади Ширазский, источает запах любви”.Мавзолей находится на том месте, где размещалась последняя земная обитель великого поэта. Строгое монументальное сооружение, покоящееся на восьми колоннах, отделано мрамором. На каменной гробнице и стенах — стихи. Рядом ручей, под мерное журчание которого, как говорят, слагал свои газели знаменитый ширазец.

Переступая порог мавзолея, еще раз задумываешься над большой, щедро одарившей людей богатством таланта жизнью мастера поэзии. Его жизнь вместилась почти в целое столетие: 1203-1292 годы — вот вехи его рождения и смерти. Путь в поэзию Муслихиддина Абу Мухаммада ибн Мушарифаддина, принявшего псевдоним Саади, был непростым. Об этом и шел разговор на состоявшемся в Москве вечере, посвященном 800-летию со дня рождения поэта*.

Вечер памяти был организован Международным сообществом писательских союзов и Культурным представительством при посольстве Исламской Республики Иран в России. В вечере участвовали московские писатели и поэты, ученые Института востоковедения РАН, Института мировой литературы имени М.Горького, Института стран Азии и Африки при МГУ имени М.В.Ломоносова, ряда других высших учебных заведений, представители посольств Республики Таджикистан и Исламского Государства Афганистан в России.

Открывая вечер, член правления Международного сообщества писательских союзов и исследователь персидской классической литературы Шафкат Ниязи отметил огромное влияние творчества Саади на развитие мировой литературы и духовной жизни человечества. Он подчеркнул, что идеалы добра, гуманизма, справедливости, дружбы народов, которые проповедовал поэт, звучат особенно актуально и в наши дни, когда то в одном, то в другом регионе нашей планеты происходят войны, не утихают межнациональные и межконфессиональные конфликты.

Участникам конференции было зачитано Обращение президента Организации исламских культурных связей Ирана Мохаммади Ираки. В нем, в частности, говорится: “Без сомнения, шейх Мослехеддин Саади Ширази является предводителем и истинным Султаном слова. Его слог полон и богат, его высказывания сладки и бесподобны в литературе. Каждую мысль он преподносит так, что лучше просто не преподнести. Его “Бустан” — это океан человеческой жизни и то, что происходит в ней постоянно. Его “Голестан” — это ценнейший кладезь человеческого опыта и духовной жизни. Изначальная ценность этих двух книг заключается в первую очередь в самом авторе, в его личном опыте, даре от Бога. Его исследовательский ум и созерцание мира, основанное на чувственном человеческом опыте, проросли в любом времени и пространстве. Уместное и профессиональное употребление им уникальных изречений из наследия предков, начиная от айатов и хадисов до рассказов, крылатых фраз и пословиц, их доступное и сладкоречивое преподнесение, вне сомнения, сделали его одной из величайших звезд — творцов мировой литературы.

Саади — личность, высказывания которой внесли изменения в облик человеческого бытия не только в период его жизни. Они и по сей день обладают такой же силой.

Благодарим Бога за возможность, которая позволила вновь собраться вместе видным личностям и друзьям персидского языка и литературы, славного наследия наших предков, для того чтобы отметить память великого человека истории Ирана, человека мира и дружбы, учителя колыбели цивилизации и культуры шейха Саади Ширази, чтобы больше прежнего познакомить мировое сообщество с мыслью, литературой и личностью этого человека. Исследователи и литературоведы всего мира неоднократно обращали внимание на свежесть и актуальность его мыслей. Их искренние усилия и старания, в изучении творчества Саади имели огромное влияние на умы всех людей нашей планеты и заслуживают должной оценки.

В этой связи, пользуясь случаем, выражаю свою большую благодарность руководителям Культурных представительств Ирана в различных странах и надеюсь, что уважаемые друзья направят все свои усилия для большего ознакомления с таким великим поэтом преподавателей, студентов и, особенно, молодого поколения — любителей персидского языка и литературы различных стран. Искренне признателен всем, кто трудится на этом поприще. И от Всемогущего Бога желаю им всяческого успеха в знакомстве мирового сообщества с культурой, литературой и духовным наследием иранской революции.”

Участники вечера — первый заместитель председателя исполкома Международного сообщества писательских союзов А.Ларионов, руководитель Культурного представительства при посольстве ИРИ М.Санаи, поэты М.Синельников и Л.Щипахина, ученые В.Иванов, Д.Дорри, Ш.Ниязи, Л.Соломатшоева, Х.Хамракулова, литературовед И.Ростовцева рассказали о различных сторонах творчества Саади, об этапах его жизни, изобиловавшей многочисленными перипетиями.

Получив образование в высшей теологической академии в Багдаде, Саади в облике дервиша отправился странствовать по миру, чтобы лучше познать жизнь людей, их взаимоотношения. Судьба забрасывала его и в Мекку, где он наблюдал ритуальные шествия паломников вокруг Каабы, и в Дамаск, где он принимал участие в диспутах известных богословов, центром притяжения которых была мечеть Омейядов. Посетил поэт и далекий туркестанский город Кашгар, и мало известный остров Киш в Персидском заливе. За время 20-летних странствий пути его пролегали через все крупные города мусульманского Востока. Поэту пришлось испить и чашу горечи.

Теперь один я. Если враг нагрянет,

Моим уделом плен и рабство станет,

Утратив сень родную с детских лет,

Изведал долю я сиротских лет.**

Так писал поэт о том периоде своей жизни. И эти полные печали строки оказались пророческими. Близ Иерусалима он был пленен крестоносцами, мечом покорявшими в то время “святые места”, и отправлен на каторжные земляные работы в Триполи (Сирия). Он натруженно роет окопы для триполийской рыцарской крепости и, по его словам, “из рук судьбы поел и горячего и холодного”.

Но звезда удачи не покидала поэта. Богатый алеппский купец выкупил Саади из плена.

Годы странствий, бедствия и лишения — неразлучные спутники Саади — закалили его волю, обогатили впечатлениями, помогли лучше понять жизнь, выкристаллизовали в нем идеалы справедливости, гуманизма. Именно они четко прослеживаются в его стихах, собранных в “Бустане” (“Плодовом саду”) и “Голестане” (“Саду из роз”).

Принимавшие участие в вечере ученые подчеркивали, что Саади не смотрел на свое творчество как на инструмент обогащения, за что по праву называли его бессребреником.

Тебе, Саади, драгоценный

Вручен Провидением клад,

Владыке всех кладов вселенной

Служи и не требуй наград.

Саади сурово бичевал пороки людские: стяжательство, предательство, лицемерие.

Кто жадно достаток свой множит

И копит ревниво казну,

Тот лучшему другу не может

Открыть беззаветно мошну.

Участники вечера говорили об огромном воздействии, которое оказывает поэзия Саади на мировую литературу, на развитие духовного мира человека. Первый заместитель председателя исполкома Международного сообщества писательских союзов и главный редактор журнала “Слово” А.Ларионов сказал: “Художественное творчество Саади, отмеченное глубиной проникновения в мир чувств человека и достигшее небывалой высоты в выражении прекрасного, заставляет нас, писателей, подумать о том, что и как мы сами сочиняем, и соразмерен ли хотя бы в малейшей степени с поэтическим наследием Саади наш вклад в развитие духовной культуры”.

Руководитель Культурного представительства при посольстве ИРИ М.Санаи рассказал о влиянии творчества Саади на развитие литературы на Ближнем и Среднем Востоке. Несмотря на то, что поэзии Саади минуло почти 800 лет, она и сейчас не потеряла своей актуальности. Об этом свидетельствует то, что стихи Саади переводят и публикуют во многих странах, и число таких публикаций с годами не уменьшается, а возрастает.

Литературовед И.Ростовцева говорила о том, что Саади своей высокогуманной поэзией посеял в умах людей зерна добра и справедливости и тем самым обеспечил свое бессмертие. Как-то поэт И.Бродский сказал: “Нет ничего длиннее, чем жизнь после нас”. Прошло 800 лет, а духовная жизнь Саади с его неиссякаемым потенциалом мудрого поэтического слова продолжается, радуя, удивляя и восхищая людей. Она отметила, что творения Саади оказали огромное влияние на корифеев поэтического слова России — А.Пушкина, А.Фета, С.Есенина.

А.Пушкин под воздействием поэзии Саади и других классиков персидской классической литературы написал цикл стихов “Подражание Корану”, С.Есенин создал десять стихотворений под названием “Персидские мотивы”. Он мечтал посетить Персию и побывать там, где творили Саади и другие мастера персидской словесности. А.Фет занимался переводами стихов персидских классиков, в том числе Саади.

В своем выступлении поэтесса Л.Авдеева отметила: газели и касыды Саади, выражающие высокую культуру чувств человека, оставляют такое впечатление, будто они написаны не много веков назад, а в настоящее время. Она прочитала свои стихи, навеянные мотивами классиков персидской поэзии.

Д.Дорри и другие ученые рассказали о том, как студенты на востоковедческих кафедрах вузов Москвы изучают персидский язык, об их интересе к творчеству Саади и других классиков персидской литературы.

Аудитория с большим вниманием и интересом выслушала выступления студентов московских вузов, прочитавших стихи Саади на персидском языке.

*Согласно иранским источникам, из-за отсутствия точных данных дата рождения Саади определяется 1203-1210 годами. 800-летний юбилей поэта решено отметить в этом году.

** Стихи Саади в переводе С.Липкина и Ф.Корша.

http://www.c-c-iran-russia.org/Russian/persia/persia7_txt.htm

Posted in Персоналии | Отмечено: , , , | Leave a Comment »