Архив электронного журнала «Суфий»

Астрономия стран ислама (Ч.1)

Posted by nimatullahi на Август 20, 2003

АСТРОНОМИЯ СТРАН ИСЛАМА
Б. А. Розенфельд
(Историко-астрономические исследования, вып.XVII, вып.1984 )
1. Багдадский халифат

Вклад народов стран ислама в развитие астрономии трудно переоценить. Достаточно сказать, что большинство названий звезд, применяемых астрономами, представляют собой искаженные арабские названия; из арабского же языка, бывшего основным языком науки в странах ислама, заимствованы и такие астрономические термины, как зенит, азимут, альмукантараты и алидада, а некоторые термины, как, например, астролябия или название сочинения Птолемея «Альмагест» пришли к нам через арабов и применяются нами в форме, близкой к арабской (астурлаб, ал-Маджисти). Заимствованные нами арабские названия звезд также подразделяются на староарабские названия, данные звездам арабскими кочевниками в доисламскую эпоху, и переводы на арабский названий звезд созвездий Птолемея. К первым относятся Цельбальрай (b Змееносца) — от калб ар-ра’й — «собака Пастуха» (Пастухом арабы называли звезду a Змееносца), Алькаид и Бенетнаш — два названия звезды hБольшой Медведицы — от ал-каид банат на’ш — Предводитель дочерей погребальных носилок» (арабы представляли созвездие Большой Медведицы в виде погребальной процессии, в которой перед гробом идут плакальщицы — «дочери погребальных носилок» во главе с предводителем), Вега (aЛиры) — от ан-наср ал-ваки’ — «Падающий орел», Садальмелек (a Водолея) — от са’д ал-мулк — «счастье государства», ко вторым — Дубхе, Мерак, Фекда и Мегрец — a, b, g и d Большой Медведицы — от дубб — «медведь», марак— «брюхо», фахз — «бедро» и маграз — «начало хвоста», Рас Альгете (a Геркулеса) — от ра’с алджаси — «голова Коленопреклоненного», Альтаир и Денеб (a Лебедя) — от ат-таир — «птица» и занаб — «хвост», Алголъ (b Персея) — от ал-гул — «чудовище» (эта звезда находится на месте отрубленной головы Медузы Горгоны, которую держит за волосы Персей), Менкалинан (b Возничего) — от манкаб зи-л-`анан — «плечо Обладающего поводьями», Рас Альхаге (aЗмееносца) — от ра’с ал-хав-ва — «голова Змееносца», Унук Элъхайя (aЗмеи) — от ‘унк ал-хиййа — «шея Змеи», Алъферрац (dПегаса) — от ал-фарас — «конь» (полное арабское название этой звезды — сирра ал-фарас — «Пуп Коня»), Денебола (b Льва) — от занаб ал-асад — «хвост Льва», Акраб (b Скорпиона) — от акраб — «Скорпион», Фомальгаут (a Южной Рыбы) — от фумм ал-хут — «рот Рыбы», Бетелъгейзе, Ригель и Мантака (a, b и d Ориона) — от байт ал-джауза — «подмышка Великана», риджл — «нога» и минтака — «пояс»; Ахернар (aЭридана) — от ахир ан-нахр — «конец Реки».

В течение первых столетий после арабского завоевания территорий, вошедших в состав арабского халифата, ученые завоеванных стран могли работать только в столице халифата Багдаде и в Дамаске, который был столицей халифата до Багдада. В Багдаде при дворе халифа ал-Мансура (754—775) работал автор одного из первых арабских зиджей (астрономических таблиц) и один из первых конструкторов астролябий в странах ислама Ибрахим ал-Фазари (ум. 777). Его «Зидж по годам арабов» (аз-Зидж `ала сипи ал-`араб) не дошел до нас, но цитируется во многих трудах ал-Бируни. При дворе халифа ал-Мансура работал также Иа`куб ибн Тарик (ум. ок. 796), автор «Зиджа, извлеченного из Сипдхинда» (аз-Зидж ал-махлул мин ас-Синдхинд) — обработки индийских астрономических таблиц — сиддхант (название Синдхинд происходит от слова сиддханта и слова Хинд — «Индия») и «Строения небесных сфер» (Таркиб ал-аф-лак) — оба эти сочинения также не сохранились, но сохранилось значительное число цитат из них в различных трудах ал-Бируни и других авторов. При дворе халифов ал-Мансура и Харуна ар-Рашида (766—809) работал Машаллах (ум. ок. 815), известный в Европе под именем Месахалла, руководивший измерениями при основании Багдада в 762 г., автор «Книги о построении астролябий и действиях с ними» (Китаб сан`а ал-астурлабатва-л-`амал биха; ее средневековый латинский перевод был издан вместе с английским переводом Э. Гунтером [1]),а также ряда астрологических cочинений.

Особенно оживилась астрономическая деятельность при халифе ал-Ма`муне (813—833). В это время проводятся наблюдения в обсерватории Каниса в квартале Шамасийя в Багдаде и в монастыре Дайр Мурраи на горе Касиюн около Дамаска. Название Каниса — «капище идолопоклонников» указывает на то, что первоначально эта обсерватория находилась при языческом храме, по-види-кому, при храме звездопоклонников-сабиев. В Канисе работали Йахйа ибн Аби Мансур (ум. ок. 830), перс, до принятия ислама носивший имя Бизист сын Фирузана, а также Санад ибн `Али и уроженцы Средней Азии ал-`Аббас ал-Джаухари из Джаухара близ Фараба (ныне холм Гаухартюбе в южном Казахстане) и Халид ал-Марварруди из Марварруда на р. Мургаб (ныне Меручак в северном Афганистане); Санад ибн `Али и ал-Марварруди работали также в монастыре Дайр Мурран, где астрономические наблюдения также были традиционными и проводились еще в языческие времена. Указанные четыре астронома совместно написали «Ма`мунов зидж, подвергнутый проверке» (аз-Зидж ал-Ма`муни ли-л-мумтахан), а также производили измерение длины 1њ земного меридиана в пустыне Синджар. Санад ибн `Али произвел также попытку определения окружности Земли с помощью измерения понижения Солнца в момент его захода с высокой горы во время похода ал-Ма`муна на Византию (это измерение подробно описано ал-Бируни, повторившим его во время его пребывания в Индии) [2, с. 215-217]. Ал-Бируни отмечает также наблюдения осеннего равноденствия Йахйей ибн Аби Мансуром в Багдаде в 830 г. и ал Марварруди в Дамаске в 833 г. [2, с. 267].

При дворе ал-Ма`муна и его преемников работали также уроженцы Средней Азии Мухаммед ал-Хорезми (ок. 783-ок. 850) из Хорезма, Ахмад ал-Марвази (ок. 770-ок. 870) из Мерва, известный под именем Хабаш ал-Ха-сиб, и Ахмад ал-Фаргани из Ферганы. Одно из имен ал-Хорезми— ал-Маджуси — указывает на его происхождение из зороастрийских жрецов-«магов» (арабское «маджус» происходит от того же греческого слова «магос\», что и наше слово «маг»). Ал-Хорезми знаменит тем, что он первый познакомил арабов с индийской позиционной системой счисления и «арабскими цифрами», которые арабы называют «индийскими» (латинская форма его имени ал-Хорезми Algorithmus, первоначально служив шая в Европе названием арифметики с помощью «арабских цифр», впоследствии превратилась в термин «алгоритм»), а также тем, что он был автором первого арабского руководства по алгебре, самое название которой происходит от применявшегося им термина ал-джабр ва-л-мукабала. То, что арабов познакомил с индийскими цифрами хорезмиец, — не случайно: в первые столетия н. э. в Средней Азии был широко распространен буддизм, причем зороастрийское духовенство находилось под значительным влиянием буддизма, поэтому «магам» были известны многие достижения индийской науки. Ал-Хорезми был автором «Зиджа ал-Хорезми» (Зидж ал-Хваризми), средневековый латинский перевод которого был опубликован Г. Зутером, а английский перевод текстовой части — О. Нейгебауером [3] (арабский текст зиджа не сохранился), и «Книги о действиях с астролябиями» (Китаб ал-‘амал би-л-астурлабат), изданной в немецком переводе И. Франком [4]; эти два сочинения ал-Хорезми известны читателям ИАИ [5]. Заметим здесь, что хотя в основном «Зидж ал-Хорезми» является обработкой «Брах-ма-спхута-сиддханты» Брахмагупты, многие данные в нем приведены на начало персидской эры Йездигерда и, наряду с арабскими названиями планет, в таблицах уравнений планет этого зиджа приведены персидские названия Венеры, Марса, Юпитера и Сатурна — Анахит и Бедухт, Бахрам, Хормузд и Бирджис, Кейван. В [5, с. 216] было сказано, что в разделах 41-42 «Книги о действиях с астролябиями» был описан «специальный циркуль для определения мусульманских молитв». Этот инструмент заслуживает краткой характеристики: он представляет собой одновременно циркуль и гномон солнечных часов. Ножки этого циркуля имеют квадратное сечение, в одном направлении они делятся на 12 «пальцев», а в другом направлении на их плоской поверхности написаны таблицы длин теней гномона для начал молитв зухр и ‘аср (полуденной и послеполуденной) для 12 месяцев, обозначаемых знаками зодиака. Для определения времени молитвы циркуль складывается и втыкается в землю на ровном месте, т. е. превращается в гномон, далее отмечается тень этого гномона, которая измеряется с помощью того же циркуля и сравнивается со значениями в таблице, написанной на циркуле: если тень имеет длину, указанную в таблице, это — время молитвы, если тень отличается от табличной, следует подождать, пока она не совпадет с ней.

Астролябии и солнечным часам посвящены два трактата ал-Хорезми, недавно обнаруженные в стамбульской библиотека Айя София: «Остроумные мысли из действий Мухаммеда ибн Мусы ал-Хорезми — определение азимута с помощью астролябии» (Зараиф мин `амал Мухаммад ибн Муса ал-Хваризми — ма`рифа ас-самт би-л-астур-лаб) и «Построение часов на плоскости солнечных часов» (`Амал ас-са`ат фи басит ар-рухама). В первом трактате решается одна из задач «Книги о действиях с астролябиями», а также задача определения линии меридиана с помощью астролябии; в конце трактата излагается деление обитаемой части Земли на семь «климатов» и приводится таблица полуденных высот Солнца для широт 7 климатов и дня вступления Солнца в каждый из знаков зодиака. Во втором трактате излагается способ построения часовых линий на плоскостях солнечных часов и приводятся таблицы для полярных координат («азимута» и «[длины] тени») для начала каждого знака зодиака в г. Багдаде через каждые 10 минут и более краткие таблицы для г. Самарры— новой столицы халифов, основанной в 836 г. К трактату приложены два чертежа, на которых изображены часовые линии, являющиеся отрезками прямых линий, и линии, описываемые концом тени гномона в течение суток, имеющие вид дуг гипербол (для дней равноденствий — прямолинейных отрезков), — для г. Багдада и для земного экватора.

Сохранилась также латинская обработка Петруса Анфульсуса сочинения ал-Хорезми, названного в одной рукописи «Книгой введения в астрономическое искусство», а в другой «Книгой введения в квадривиум». Рукопись состоит из 5 «книг», первые три из которых являются обработкой «Книги об индийском счете» ал-Хорезми (по-видимому, они заменяют меньшую по размеру арифметическую книгу первоначального трактата), 4-я называется «Книгой о музыкальных и геометрических отношениях», а 5-я — «Книгой о временах и движениях». В 4-й книге дается классификация, числовых отношений, применяющихся в теории музыки, а также даются геометрические определения (в частности, классификация линий на прямые, круглые и «извилистые») и формулируются некоторые геометрические теоремы (в частности, для числа p приводится значение 22/7 и «более верное\ъ» 100.5). 5-я книга начинается с хронологического раздела, в котором приведены правила перехода от мусульманского календаря к еврейскому и обратно и таблица количеств лет, месяцев и дней от начал календарных эр до даты написания латинской рукописи. В таблице указаны «эра потопа» (Калиюга), Навуходоносора, «Александра» (Селевкидская), «испанская» (эра путешествия), «Воплощения Христа», «египтян» (Диоклетиана), «арабов» (хиджры) и «персов» (Йездигерда). (Согласно этой таблице латинская рукопись была написана в 1116 г.) Далее указываются, помимо земного шара, 7 сфер планет, «девятая сфера» — сфера неподвижных звезд и «десятая негладкая высшая сфера», определяющая суточное движение небосвода; слово «негладкая» указывает на то, что эта «сфера» предполагается имеющей вид многогранника, возможно, что здесь имеется в виду правильный додекаэдр, форму которого Платон приписывал «миру в целом» (форму остальных правильных многогранников он приписывал атомам огня, воздуха, воды и земли). Далее в «Книге введения» излагается движение Солнца, Луны и пяти планет с помощью эксцентрических деферентов и эпициклов и указывается суточное продвижение светил по деферентам и эпициклам. В конце книги приводится объяснение прецессии с помощью «трепидации» с чертежом, а также излагается «соответствие» между планетами и частями человеческого организма и между четырьмя элементами и четырьмя «соками» организма (определяющими темпераменты людей), лежащее в основе астрологического учения о влиянии небесных тел на земные события.

Хабаш ал-Хасиб был автором нескольких зиджей, в одном из которых он предложил итерационный алгоритм для решения трансцендентного уравнения t = q — m sin q относительно q, заново открытый впоследствии Кеплером, а также «Книги о расстояниях и телах» (Китаб ал-аб`ад ва-л-аджрам) о расстояниях между небесными телами и их объемами, «Книги о построении астролябии» (Китаб `амал ал-астурлаб), «Книги о солнечных часах и гномонах» (Китаб ар-рухаим ва-л-макайис) и др.

Ал-Фаргани был автором весьма популярной «Книги об элементах науки о звездах» (Китаб фи усул `илм ан-нуджум), известной также под названием «Тридцать разделов» (ал-Фусул ас-саласин) и несколькими другими названиями, а также «Книги о построении астролябии» (Китаб фи сан`а ал-астурлаб). Первая из этих книг была переведена на латынь в средневековой Европе, где ее автор был известен под именем Alfraganus; эта книга была издана с латинским переводом Я. Голиусом [6]. В «Элементах науки о звездах» наряду с изложением материала «Альмагеста» Птолемея изложено также учение Птолемея о массивных сферах по его «Планетным гипотезам». Оба труда ал-Фаргани знакомы читателям ИАИ [7].

В Багдаде и Самарре работали также три брата Бану Муса—Мухаммад, Ахмад и ал-Хасан, сыновья Мусы ибн Шакира, в молодости разбойника в Хорасане, а позже приближенного халифа ал-Ма`муна. Старший брат Мухаммад (ум. 872) занимался преимущественно астрономией, Ахмад — механикой, а ал-Хасан — геометрией. Широко известны их совместные «Книги познания измерения, плоских и сферических фигур» (Китаб ма`рифа мисаха ал-ашкал ал-басита ва-л-курийа) и «Книга механики» (Китаб ал-хийал). Ал-Бируни упоминает астрономические измерения братьев Бану Муса в Багдаде «в их доме на мосту» и в Самарре [2, с. 127-128, 268]. Мухаммад ибн Муса был автором «Трактата о движении первой небесной сферы» (Китаб харака ал-фалак ал-ула) и других астрономических сочинений.

Учеником братьев Бану Муса был Сабит ибн Корра (836-901). Ибн Корра был сабием и хотя, став известным астрономом, математиком и врачом, он работал при дворе багдадского халифа Му`тадида (892-902), он до конца жизни оставался верным своей религии и не перешел в ислам. Мы уже упоминали, что сабии были звездопоклонниками — потомками древне-вавилонских жрецов, в религии которых звезды играли очень важную роль, и при каждом вавилонском храме имелся зиккурат — астрономическая обсерватория, имевшая форму ступенчатой пирамиды. В эллинистическую эпоху сабии усвоили греческий язык и носили греческие имена (один из предков Ибн Корры носил имя Марин сын Телемана). Родным языком Ибн Корры был сирийский, но он свободно владел греческим и арабским языками. Ибн Корра родился в главном городе сабиев Харране (поэтому его часто называли ал-Харрани ас-Саби). Зная несколько языков, юный Ибн Корра был менялой в родном городе. Проезжая через Харран, Мухаммад ибн Муса ибн Шакир был поражен его знанием языков и пригласил его в Багдад, где под руководством Мухаммеда и его братьев Ибн Корра стал крупным ученым. В то же время Ибн Корра был вождем общины сабиев в Ираке и значительно укрепил его влияние. Ибн Корра был автором работ по многим разделам математики и внес важный вклад в развитие теории чисел, алгебры, геометрии, сферической тригонометрии и инфинитезимальных методов. Ибн Корра был автором обработки «Альмагеста» Птолемея. В «Книге о часовых приборах, называемых солнечными часами» (Ки-таб фи алат ас-са`ат аллати тусамма рухамат) излагается теория солнечных часов при различном положении их плоскостей — как горизонтальном, так и вертикальном и наклонном, для всех видов часов решается задача нахождения высоты и азимута Солнца по его склонению, широте местности и часовому углу или аналогичные задачи. В «Книге о замедлении и ускорении движения Солнца по эклиптике в соответствии с ее расположением по отношению к эксцентрическому кругу» (Китаб фи ибта` ал-харака фи- фалак ал-бурудж ва сур `атиха би ха-саб ал-мавади` аллати йакуну фихи мин ал-фалак ал-харидж ал-марказ) изучается неравномерное видимое движение Солнца. Для объяснения этой неравномерности Птолемей предположил, что Солнце движется равномерно не по эклиптике, а по кругу, эксцентричному по отношению к ней. Ибн Корра находит точки максимума и минимума видимого движения и те точки, в которых истинная скорость движения равна средней скорости по всей эклиптике. Движению Солнца посвящена и «Книга о солнечном годе по наблюдению» (Китаб фи сана аш-шамс би-р-расад), где на основании анализа вавилонских, древнегреческих, эллинистических и багдадских наблюдений движения Солнца определяется длина сидерического года; в отличие от Птолемея, считавшего апогей эксцентрично-го^круга неподвижным, Ибн Корра считает, что этот апогей движется, и притом движение апогея жестко связано с изменением наклона эклиптики к небесному экватору. Механизму этих двух движений! посвящен трактат Ибн Корры «О движении восьмой сферы» (Фи харака ал-фалак ас-самин), где эти движения связываются с движением сферы неподвижных звезд. Здесь подробно излагается «гипотеза трепидации», встречавшаяся нам в «Книге введений» ал-Хорезми с той разницей, что в латинской обработке трактата ал-Хорезми сфера неподвижных звезд считается девятой, а у Ибн Корры эта сфера называется восьмой. В написанной Ибн Коррой «Книге о вычислении видимости новой Луны» (Китаб фи хисаб ру`йа ал-ахил-ла) находятся (с помощью тригонометрических вычислений, при точном вычислении — с помощью сферической тригонометрии, при приближенном — с помощью плоской тригонометрии) условия видимости новой Луны.

Астрономией занимались и сын Ибн Корры Синан ибн Сабит (ум. 942) и внук Ибрахим ибн Синан (908-946). В отличие от Ибн Корры, его сыну и внуку пришлось принять ислам, а когда было обнаружено, что они продолжают соблюдать сабейские обряды, они подверглись гонениям. Синан был автором написанной в духе старосирийской и староарабской астрономии «Книги об анва`» (Китаб ал-анва`), многократно цитировавшейся в «Хронологии» ал-Бируни [8, с. 264—285] (анва` — метеорологические явления, связанные с восхождениями определенных звезд), Ибрахим был автором «Книги о движениях Солнца» (Китаб фи харакат аш-шамс), «Книги об инструментах [основанных на] тенях» (Китаб фи алат ал-азлал) и «Книги о целях Алмагеста» (Китаб фи аград ал-Маджисти).

Был сабием (обращенным в ислам) и автор «Сабейско-го зиджа» (аз-Зидж ас-Саби`) Мухаммед ибн Джабир ал-Баттани (ок. 850-929), уроженец Харрана, работавший в Багдаде и ар-Ракке, где он руководил астрономической) обсерваторией. Зидж ал-Баттани был издан с латинским переводом К. Наллино [9]. Зидж ал-Баттани содержит много уточнений данных Птолемея.

Астрономией занимались также работавшие в Багдадском халифате философы-энциклопедисты Абу Йусуф Йа`куб ал-Кинди (ум. ок. 873), уроженец Басры, происходивший из арабского племени Кинда и известный как «философ арабов» (ал-файласуф ал-`араб), и Абу Наср Мухаммад ал-Фараби (ок. 870—950), уроженец Фараба при впадении Арыси в Сыр-Дарью в нынешнем южном Казахстане, происходивший из тюркской военной аристократии. Ал-Кинди и ал-Фараби были основоположниками восточного аристотелизма и авторами сочинений по многим наукам. Ал-Кинди был автором астрономической «Книги о величайшем искусстве» (Китаб фи сина`а ал-`узма), «Трактата о конечности тела мира» (Рисала фи танахи джирм ал-`алам), изданного в английском переводе Н. Решером и X. Хачадуряном [10], «Трактата о небесных явлениях» (Рисала фи захират ал-фалак), «Трактата об определении расстояния центра Луны от Земли» (Рисала фи истихрадж бу`д марказ ал-камар мин ал-ард) и др. Ал-Фараби был автором огромного, не дошедшего до нас полностью энциклопедического труда «Второе учение» (ат-Та`лим ас-сани), с которым связано его прозвище «Второй учитель» (ал-Му`аллим ас-сани) (первым учителем называли Аристотеля, «Метафизику» которого часто называли «Первой философией»); сокращенной переработкой этого труда является «Книга исцеления» Ибн Сины. Астрономическая часть этого труда сохранилась под названием «Комментарии к «Альмагесту» (Шарх ал-Маджисти), русский перевод первой половины этого труда издан Дж. ад-Даббахом и А. Кубесовым [11]. Отметим также направленный против астрологии «Трактат о достоверном и недостоверном в приговорах звезд» (Рисала фи ма йасихху ва ма ла йасихху мин ахкам ан-нуджум) [12, с. 277-321].

2. Государства бундов

В 945 г. Багдад был взят буидским эмиром Му`изз ад-Даулой Ахмадом, положившим конец светской власти багдадских халифов. Династия Бундов царствовала в Багдаде до его завоевания Сельджуками в 1055 г. Другие ветви этой династии царствовали в это время в различных областях Ирана — Фарсе, Кирмане, Хамадане, Исфахане и Рее.

Фарс, древняя Персида,— область Ирана, в которой находилась древняя столица Ирана Персеполис (Тахт-и Джемшид), был старинным центром иранской культуры. Здесь находился Гундишапур — центр доисламской науки Ирана, где работал Симпликий (ум. 549) и другие греческие ученые, спасавшиеся от христианских гонений на языческую науку. Астрономическая обсерватория Гунди-шапура работала и после арабского завоевания, в ней проводил наблюдения Ахмад ан-Нихаванди (ум. ок. 840).

В IX в. проводил астрономические наблюдения в Нишапуре один из интереснейших иранских ученых этого времени Абу-л-`Аббас ал-Ираншахри, философ и естествоиспытатель, высказывания которого по самым разнообразным вопросам цитировал во многих своих трудах ал-Бируни. В «Каноне Мас’уда» ал-Бируни пишет, что ал-Ираншахри наблюдал в Нишапуре в 873 г. кольцеобразное солнечное затмение, возможность которого отрицал Птолемей. «Он — один из тех, кто проверяет вычисления тех, кто их делает. Он указывал, что тело Луны находилось посередине тела Солнца, и поэтому свет оставшейся незатмившейся части Солнца окружал тело Луны» [13, ч. 2, с. 29]. Уроженец Сама; канда Сулейман ибн `Исма ас-Самарканди в 883-888 гг. по сообщению ал-Бируни [2, с. 128—129] производил наблюдения Солнца с помощью стенного квадранта диаметром в 8 локтей.

Астрономические наблюдения и исследования производились во всех государствах, в которых правили буидские султаны. В Багдаде при дворе `Адуд ад-Даулы Фана-Хусрау (978—983) и его преемников работал уроженец Бузгана в Хорасане Абу-л-Вафа Мухаммад ал-Бузджани (940—998), автор «Книги Альмагеста» (Китаб ал-Мад-жисти) — обработки «Альмагеста» Птолемея, содержащую ревизию многих его положений, и «Объемлющего зиджа» (аз-Зидж аш-шамил). В 998 г., незадолго до смерти, он наблюдал лунное затмение в Багдаде одновременно с молодым ал-Бируни, наблюдавшим его в Гургандже, что позволило точно опредедить разность долгот этих городов. Одновременно с Абу-л-Вафой в Багдаде работал Абу Сахл Вайджан ал-Кухи, уроженец Кухистана, основавший в 988 г. по поручению султана Шараф ад-Даулы здесь новую обсерваторию. Ал-Бируни сообщает, что в этой обсерватории имелся инструмент, представлявший собой здание, пол которого — сегмент шара диаметром в 25 локтей, в центре которого в потолке здания находился диоптр, через который проходили лучи Солнца, вычерчивавшие на полу изображения суточных параллелей [2, с. 132].

В Ширазе при дворе того же `Адуд ад-Даулы и его преемников работал уроженец Рея `Абд ар-Рахман ас-Суфи (903—998), автор «Книги созвездий неподвижных звезд» (Китаб сувар ал-кавакиб ас-сабита), представлявшей собой каталог неподвижных звезд, имевшихся в «Альмагесте» Птолемея, с уточнениями их положений в результате наблюдений самого ас-Суфи и красочными изображениями всех 48 созвездий Птолемея — эта книга с репродукциями иллюстраций ас-Суфи по двум рукописям была издана с французским переводом X. Шьеллерупом [14] (изображения созвездий были воспроизведены в ИАИ [15, с. 151—158]), — а также «Книги о действиях с астролябией» (Китаб ал-`амал би-л-астурлаб), состоящей из 1780 глав. Труды ас-Суфи знакомы читателям ИАИ [14а]. Одновременно с ас-Суфи в Ширазе работал уроженец Сиджистана Абу Са’ид Ахмад ас-Сиджизи (ок. 950 — ок. 1025). Ас-Сиджизи был конструктором целого ряда новых астролябий, в частности, комбинированных, составленных из северных и южных астролябий — «барабанообразной», \»миртообразной\», \»ракообразной\», \»анемонооб-разной\», \»чашеобразной\», \»нарциссообразной\» и др. аналогичных астролябии, а также \»челнообразной\», \»линейкообразной\», \»крестообразной\» и \»спиралеобразной\» (эти астролябии знакомы читателям ИАИ [16, с. 185-191]. Ас-Сиджизи был автором \»Книги о построении астролябии\» (Китаб фи `амал ал-астурлаб), где описаны эти астролябии, а также \»Книги о строении небесных сфер\» (Китаб таркиб ал-афлак) и \»Книги введения в науку приговоров звезд\» (Китаб мадхал ила `илм ахкам ан-нуджум) и большого числа астрологических трактатов. Ас-Суфи, ас-Сиджизи и ал-Кухи проводили совместные астрономические наблюдения в 989 г.

В Рее (ныне пригород Тегерана) родился и работал выдающийся ученый-энциклопедист Абу Бакр Мухаммад ар-Рази (865-925), знаменитый врач, алхимик и философ, ученик ал-Ираншахри, оказавший большое влияние на ал-Бируни, написавшего \»Список книг ар-Рази\» (Фихрист кутуб ар-Рази), к которому он добавил список всех своих сочинений. Ар-Рази был автором астрономической \»Книги о форме мира\» (Китаб хай`а ал-алам). Здесь же работал уроженец Хорасана, сабий по происхождению, Абу Джа`фар Мухаммад ал-Хазин ал-Хурасани (ум. ок. 965), автор \»Зиджа тимпанов [астролябий?]\» (Зидж ас-сафаих), \»Комментариев к Альмагесту\» (Шарх ал-Маджисти), \»Книги об удивительных наблюдательных инструментах\» (Китаб ал-алат ал-`аджиба ар-расадиййа) и \»Введения в науку о звездах (Мадхал `илм ан-нуджум). Ал-Хазин дал оригинальную трактовку излагавшимся ал-Фаргани идеям о движении планет с помощью массивных эфирных сфер. При буидском султане Фахр ад-Дауле (977-997) в Рее работал Абу Махмуд Хамид ал-Худжанди (ум. ок. 1000), уроженец Ходжента (ныне Ле-нинабад). Ал-Бируни, лично с ним знакомый, говорил о нем, что «Абу Махмуд — исключительное явление своей эпохи в деле изготовления астролябий и других астрономических инструментов» [2, с. 136]. Ал-Худжанди построил огромный секстант, названный) им в честь султана «Фахриевым секстантом». Ал-Бируни посвятил описанию этого секстанта специальный трактат «Сообщение об инструменте, называемом Фахриевым секстантом» (Хикайа ал-ала ал-мусамма ас-суде ал-Фахри), с которым читатели ИАИ знакомы [17]. Ал-Худжанди был также автором нескольких трактатов о построении астролябий и других инструментов, из которых отметим «Книгу о всеохватывающем астрономическом инструменте» (Китаб ал-ала аш-шамила фи-л-фа-лак), «Трактат об универсальном тимпане [для всех] горизонтов» (Рисала ас-сафиха ал-афакиййа ал-джами`а) и «Книгу о действиях с [астролябией] заркала» (Китаб ал-`амал би-з-заркала). Последние два трактата, от которых сохранились только названия, по-видимому, были посвящены построению и применению астролябии заркала, впоследствии получившей значительное распространение в связи с деятельностью испанского астронома аз-Заркали, получившего имя по этой астролябии. С этой астролябией, в отличие от обычной) астролябии, пригодной для всех широт («для всех горизонтов»), читатели ИАИ знакомы [16, с. 193-198]. Слово «заркала» — не арабское, возможно, что название этого инструмента, изображающего небесный свод «как зеркало», происходит от русского слова «зеркало» и попало к ал-Худжанди от какого-нибудь выходца из Руси. Вазиром Фахр ад-Даулы и его сына Маджд ад-Даулы (997-1029) был работавший в Рее и Исфахане крупный математик Абу Бакр Мухаммад ал-Караджи (ум. ок. 1030), уроженец Кереджа, автор «Введения в науку о звездах» (ал-Мадхал фи `илм ан-нуджум). В Рее при Маджд ад-Дауле работали также уроженец Гиляна Кушйар ибн Лабба’н ал-Джили , (ок. 970 — ок. 1030), автор «Универсального зиджа» (аз-Зидж ал-джами`), «Зрелого зиджа» (Зидж балиг), весьма популярного «Введения в искусство приговоров звезд» (ал-Мадхал фи сина`а ах-кам ан-нуджум) и «Познания астролябии». (Ма’рифа аластурлаб) и его ученик, уроженец Иесы (вблизи нынешнего Ашхабада) Абу-л-Хасан `Али ан-Насави (ок. 970 — ок. 1070), автор «Трактата о познании календаря и астролябии» (Рисала фи ма`рифа ат-таквим ва-л-астурлаб) и «Гордого зиджа» (аз-Зидж ал-фахир). Позже ан-Насави работал при дворе султана Махмуда Газпеви в Газне и при дворе сельджукского султана Тогрул-бека в Исфахане.

В Хамадане при буидском султане Шамс ад-Дауле (997—1021), одно время вазиром, и в Исфахане при какуидском султане `Ала’ ад-Дауле работал знаменитый ученый, энциклопедист, крупнейший философ и врач, автор классического «Канона медицины» Абу ‘Али ал-Хусейн Ибн Сина (980—1037), известный в Западной Европе как Авиценна. Ибн Сина родился в Маверанпахре (междуречье Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи) около Бухары, учился в Бухаре и вначале работал здесь при дворе самапидского эмира Нуха ибн Мансура (976—997), после завоевания Мавераннахра кочевниками-караханидами — в Гургане при дворе Шамс ал-Ма`али Кабуса (978—1012), в Гур-гандже при дворе хорезмшаха Ма’муна II (1009—1017), а после завоевания Хорезма Махмудом Газневи он жил в государствах Бундов и Какуидов. Мы уже упоминали его энциклопедическую «Книгу исцеления» (Китаб аш-ышфа`), содержащую астрономическую часть: такая же часть имелась в сокращенном варианте этого труда — «Книге знания, посвященной `Ала’ ад-Дауле» (Данишнама-йи `Ала’иййа). Находясь в Гургане, Ибн Сина посвятил дочери Кабуса Заррин Гис трактат об определении долготы этого города, сохранившийся в изложении ал-Бируни [2, с. 202—203]. Ибн Сина не смог воспользоваться тем методом, которым пользовались Абу-л-Вафа и ал-Бируни, и предложил новый метод, состоящий в измерении кульминационной высоты Луны и ее сравнении с ее высотой в Багдаде с помощью вычислений по правилам сферической тригонометрии. В «Книге о способе, предпочитаемом другим способам при конструировании наблюдательного инструмента» (Макала фи-т-тарик ал-лази асараху `.ала саир ат-турук фи иттихаз ал-ала ар-расадиййа), изданной с немецким переводом Э. Видема-ном и Т. В. Йёйнболлом [18], Ибн Сина описал изобретенный им наблюдательный! инструмент, который по его мнению, должен был заменить астролябию; интересно, что в этом инструменте для уточгения измерений впервые применялся принцип нониуса. Отметим также принадлежащие Ибн Сине «Трактат о пользе мнения, заимствованного у древних, о веществе небесных тел и доказательство их расплавленности» (Рисала ал-фаваид фи-р-ра’й ал-мухассал мин ал-акдамин фи джаухар ал-аджрам ас-самавиййа ва байан ал-мазабихим), «Трактат о небесных телах» (Рисала ал-аджсам ас-самавиййа) и направленный против астрологии «Трактат об опровержении приговоров звезд» (Рисала фи ибта ахкам ан-нуджум).

3. Фатимидский Египет

Фатимиды, считавшие, себя потомками дочери пророка Фатимы и ее мужа халифа `Али ибн Абу Талиба, возглавившие первоначально шиитское направление в исламе (ши`а `Али — «партия `Али») захватили первоначально Северо-Западную — Африку в начале X в., а в 969 г.— Египет, где рядом со старой арабской столицей Фустатом они построили новую столицу Каир (ал-Кахира — «Победоносная»). Не подчиняясь багдадским халифам, Фатимиды объявили себя «истинными халифами». При дворе халифов ал-`Азиза (975—996) и ал-Хакима (996—1021) работал Абу-л-Хасан `Али ибн Йунис ас-Садафи (ок. 950—1009), организатор и руководитель Каирской -астрономической обсерватории и автор посвященного халифу ал-Хакиму «Большого ал-Хакимова зид-жа» (аз-Зидж ал-кабир ал-Хакимк). Введение и первые 6 глав этого зиджа были изданы с французским переводом Ж. Ж. Коссеном де Персевалем [19], остальные главы были изданы в переводе Ж. Ж. Седийо Ж. Б. Деламбром [20, с. 125—156]. Зидж Ибн Юниса состоит из 81 главы, он содержит обзор и критику «ал-Ма’мунова зиджа, подвергнутого проверке», «Сабейского зиджа» ал-Баттани и других зиджей его предшественников и результаты наблюдений Ибн Юниса в его обсерватории.

При халифе ал-Хакиме и его преемниках в Каире paботал знаменитый ученый-энциклопедист Абу `Али ал-Хасан ибн ал-Хайсам (965—1039). Уроженец Басры, он был вазиром в родном горо, е, но любовь к науке побудила его оставить эту должности. Его «Книга оптики» (Китаб ал-маназир) была известна в Западной Европе под названием «Сокровище оптики»; благодаря этому труду Ибн ал-Хайсам, известный в Европе под именем Алъхазен, получил прозвание «отец оптики». Его трактаты о зажигательных зеркалах известны читателям ИАИ [21]. Хорошо известны и его математические труды. Ибн ал-Хайсам составил проект регулирования вод Нила с помощью плотины южнее Асуана, в связи с чем был приглашен халифом ал-Хакимом в Каир, однако на месте Ибн ал-Хайсам убедился в невыполнимости этого проекта при технических средствах того времени (подобный проект был осуществлен только в XX в. при содействии СССР), после чего ал-Хаким разгневался на него и подверг домашнему аресту, и для спасения жизни Ибн ал-Хайсам симулировал сумасшествие до самой смерти ал-Хакима. Ибн ал-Хайсам был автором «Книги о форме мира» (Китаб фи хай’ а ал-`алам), изданной в немецком переводе К. Колем [22], где развивается излагавшаяся ал-Фаргани и ал-Хазином идея о массивных эфирных орбитах планет, «Книги о свете светил» (Китаб фи-д-дау’ ал-кавакиб) [23, ч. 1], «Книги о свете Луны» (Макала фи-д-дау’ ал-камар) [23, ч. 8], «Книги о форме затмений» (Китаб фи-с-сувар ал-кусуф) — одного из первых исследований о камере-обскуре, «Речи о разрешении сомнений о сложном движении» (Каул фи халл шукук харака ал-илтифаф), в которой подвергается критике теория движения планет Птолемея, «Книга о сомнениях по поводу Птолемея» (Макала фи-ш-шукук `ала Битлимйус), «Книги о движении Луны» (Китаб фи харака ал-камар), «Книги о сущности следов, видимых на поверхности Луны» (Макала фи маиййа ал-асар аллази йузхиру фи ваджх ал-камар), изданной в немецком переводе К. Шоем [24], «Книги о форме движений каждой из семи планет» (Макала фи хай’а харакат кулл вахид мин ал-кавакиб саб`а), недавно обнаруженной в Куйбышеве [25] и др.

В X-XI вв. в состав государства Фатимидов входила Сицилия, отвоеванная у византийцев в IX в. Аглабидами, владевшими Тунисом и Алжиром. Уроженцами Сицилии были поэт, геометр и астроном Мухаммад ас-Сикилли и астроном ‘Абдаллах ас-Сикилли, автор «Трактата о коническом-инструменте для познания времен крика [муэз-зина]» (Рисала фи-л-мукхула ли ма`рифа авкат ас-сай-ха) — об инструменте для определения времени и, в частности, времени мусульманских молитв. Оба ученых жили в XII в., когда Сицилия была уже во власти норманнов. Следует отметить, что при дворе норманнского короля Сицилии Рожера II (1112—1154), воспитывавшегося арабскими учителями и с детства знавшего арабский язык, работали знаменитый арабский географ Мухаммад ал-Идриси (1100—1165), посвятивший ему свой географический трактат «Отрада истомленного в странствии по горизонтам» (Нузха ал-муштак фи ихтирак ал-афак), известный также под названием «Книга Рожера» (ал-Китаб ал-Руджжари), и другие арабские ученые, поэтому Мухаммад и `Абдаллах ас-Сикилли, места работы которых источники не указывают, могли работать и в Сицилии.

4. Хорезм

Мы уже упоминали уроженца Хорезма ал-Хорезми, работавшего в Багдаде. Астрономические исследования в Хорезме имели давние традиции, исследование раскопок астрономической обсерватории IV в. в хорезмском памятнике VI в. Кой-Крылган-кала известно читателям ИАИ [26]. В X в. астрономические исследования в Хорезме возобновляются, их проводит двоюродный брат последнего хорезмшаха из династии Бану `Ирак (`Иракидов), царствовавшей в столице Хорезма Кяте (ныне г. Бируни Кара-Калпакской АССР) с доисламских времен, Абу Наср Мансур ибн `Ирак (ум. 1036). Астрономическое творчество Ибн `Ирака также знакомо читателям ИАИ [27]. Ибн `Ирак был автором посвященного хорезмшаху «Шахского Альмагеста» (ал-Маджисти аш-шахи) — обработки «Альмагеста» Птолемея, «Книги азимуто» (Китаб ас-сумут), «Математического воспитания» (Тахзиб ат-та`алим), «Книги о шарообразности неба» (Китаб фи куриййа ас-сама’) [28, ч.9], «Трактата об исправлении упущений Абу Джа`фара ал-Хазина в Зидже тимпанов» (Рисала фи тасхих ма вака`а ли Аби Джа`фар ал-Хазин мин ас-сахв фи Зидж ас-сафаих) [28, ч. 3], «Трактата о таблицах минут» (Рисала фи джадвал ад-дакаик) [28, ч. 5] и др.

Учеником Ибн `Ирака был крупнейший астроном мусульманского средневековья, знаменитый ученый-энциклопедист, уроженец Кята, носящего ныне его имя, Абу-р-Райхан Мухаммад ибн Ахмад ал-Бируни (973-1048).

Многим астрономическим трудам ал-Бирунй посвящены специальные статьи в ИАИ: [29] — о «Геодезии» — «Книге определения границ для уточнения расстояний между поселениями» (Китаб тахдид нихайат ал-амакин ли таских масафат ал-масакин); [2], [30] — о «Каноне Мас`уда об астрономии и звездах» (ал-Канун ал-Мас`уди фи-л-хай’а ва-н-нуджум); [13], [31] — об «Индии» — «Книге, содержащей разъяснение принадлежащих индийцам учений, приемлемых разумом или отвергаемых» (Китаб фи тахрир ма ли-л-Хинд мин макала макбула фи-л-`акл ау марзула); [32], [33] — о «Науке о звездах» — «Книге вразумления в начатках науки о звездах» (Китаб ат-тафхим ли аваил сина`а ат-танджим); [34], [35] — о «Гномонике» — «Книге об обособлении всего сказанного по вопросу о тенях» (Китаб фи ифрад ал-ма-кал фи амр ал-азлал); [36], [16, с. 171-178] — об «Астролябиях» — «Книге исчерпания возможных способов конструирования астролябий» (Китаб ал-исти`аб ал-вуджух ал-мумкина фи сан’а ал-астурлаб). Мы упоминали также «Хронологию» — «Памятники, оставшиеся от минувших поколений» (ал-Асар ал-бакиййа мин ал-курун ал-халий-йа) [8] (раздел «Хронологии» о движении Солнца знаком читателям ИАИ [37]).

Ал-Бируни учился и первоначально работал в Кяте, после взятия в 995 г. Кята эмиром Гурганджа и переноса столицы Хорезма в Гургандж ал-Бируни едет в Рей, где работает у ал-Худжанди, затем он работает в Гургане при дворе Шамс ал-Ма`али Кабуса, которому он около 1000 г. посвящает «Хронологию», затем возвращается в Хорезм и работает в Гургандже при дворе хорезмшахов `Али (997—1009) и Ма’муна II. После завоевания в 1017 г. Хорезма Махмудом Газневи он вынужден переехать в столицу Газневидов Газну (ныне Газни в Афганистане), где работает при дворе Махмуда (998—1030) и его сына Мас`уда (1031—1041), которому он посвятил «Канон Мас`уда» и, после разгрома в 1040 г. империи Газневидов сельджуками, при дворе Маудуда (1041—1050), сына Мас`уда, в небольшом княжестве, оставшемся от этой империи. Ал-Бируни участвовал в походах Махмуда Газневи в Индию, где прожил несколько лет и собрал материал для своей «Индии». Из всех перечисленных трудов ал-Бируни раньше всех написаны «Астролябии», упоминающиеся в «Хронологии», «Геодезия» написана в Газне в 1025 г., «Наука о звездах» закончена в 1030 г., «Канон Мас`уда» в 1036 г. При дворе Маудуда написаны известные труды ал-Бируни «Минералогия» и «Фармакогнозия». Крупнейший из астрономических трудов ал-Бируни—«Канон Мас`уда», являющийся подлинной энциклопедией всех вопросов, относящихся к астрономии. План этого сочинения близок к стандартному плану арабских зиджей, но в отличие от них здесь приведены подробные экспериментальные и математические доказательства всех излагаемых положений; ряд положений своих предшественников, например предположение Сабита ибн Корры о связи движения апогея Солнца с прецессией, ал-Бируни опровергает, во многих вопросах приходит к новым выводам. В «Каноне Мас`уда» ал-Бируни остается на птолемеевой точке зрения о неподвижности Земли, считая, что гипотеза о движении Земли математически равноправна с гипотезой о ее неподвижности, но противоречит физическим фактам. В «Астролябиях» он обращает внимание на то, что «челнообразная астролябия», которую показывал ему ас-Сиджизи, основана на предположении о неподвижности небесного и движении Земли; о котором он писал в «Индии»: «Выдающиеся астрономы древности и современности… пытались отрицать вращательное движение Земли. И мы думаем, что мы не на словах, а по сути стали выше этих ученых в решении вопроса о движении Земли в нашей книге «Мифтах`илм ал-хай’а» [32, с. 255]. В трактатах ал-Бируни часто ссылается на свои астрономические наблюдения, как в Кяте и Гургандже, так и в Газне и различных местах Индии.

После пребывания в составе империй Газневидов и Сельджуков Хорезм становится вновь независимым в XII в., а в начале XIII в. он становится центром империи, простирающейся от Индии до Малой Азии. В это время здесь работает Махмуд ал-Чагмини (ум. 1221), уроженец селения Чагмин в Хорезме. Его «Краткое изложение астрономии» (ал-Мулаххас фи-л-хай’а), изданное в немецком переводе Г. Рудловым и А. Хоххеймом
[38], было очень популярно в Средней Азии и Иране. Трактат состоял из введения об элементах и эфире и двух книг—«О небесных сферах» и «О Земле»; в первой из этих книг излагалось, вслед за ал-Фаргани, ал-Хазином и Ибн ал-Хайсамом учение о массивных эфирных орбитах планет. Год смерти ал-Чагмини совпадает с годом завоевания Хорезма монголами, и весьма возможно, что ал-Чагмини был одной из жертв этого завоевания.

При дворе хорезмшаха ‘Ала ад-Дина Мухаммеда (1200-1220) работал Хусам ад-Дин `Али ас-Салар аш-Ша’ми (ум. 1262), уроженец Сирии (Ша`м). Ас- Салар был автором посвященного хорезмшаху «Шахского зид-жа» (Зидж-и шахи), написанного по-персидски. Когда хорезмшах начал поход на Багдад, ас-Салар пытался отговорить его от этого, говоря, что халиф — священная личность, и рассматривал разгром Хорезма ордами Чингиз-хана как божью кару за это святотатство. Видимо, поэтому после победы Чиигиз-хаиа ас-Салар становится астрологом монгольского великого хана, который назначил его главным астрологом внука Чипгиз-хапа Хулагу-хана перед его походом на Персию. Впоследствии, когда Хула-гу-хан задумал поход на Багдад, ас-Салар пытался его отговорить. Ас-Салар был автором трактата о параллельных линиях и сочинения по сферической тригонометрии, цитировавшегося Насир ад-Дином ат-Туси (об отношениях которого с ас-Саларом мы расскажем ниже) в его «Трактате о полном четырехстороннике».

В Хорезме родился также ‘Али-Шах ал-Хорезми ал-Бухари (1226—1300), работавший в Бухаре, автор «Хо-резмшахского зиджа» (Зидж-и и Хорезмшахи), комментариев к «Ильханскому зиджу» Насир ад-Дина ат-Туси и трактата «Деревья и плоды» (Ашджар ва асмар), содержащего изложение основ астрономии и астрологии.

5. Империи Газневидов и Сельджуков

Мы уже упоминали империю Газневидов со столицей в Газне, султана Махмуда, завоевавшего почти весь Иран и значительную часть Средней Азии и Индию, его сына Мас\’уда, правившего империей, созданной отцом, в течение десяти лет и не выдержавшего натиска кочевников-сельджуков,. и его внука Маудуда, царствовавшего в небольшом княжестве, оставшемся от. империи деда. При всех трех этих султанах работал ал-Бируни, написавший в Газне «Геодезию», «Гномонику», «Индию», «Науку о звездах» и «Канон Мас`уда», при Махмуде и Маc`уде работал также упоминавшийся нами ан-Насави, позже работавший в империи Сельджуков.

Войска султана Мас`уда были разбиты Сельджуками, предводительствуемыми Тогрул-беком (ум. 1063), в 1040 г. под Данданаканом, в 60 км от Мерва. После этой победы Тогрул-бек. был провозглашен сначала эмиром Хорасана, а после взятия в 1055 г. Багдада — султаном. Наивысшего расцвета империя сельджуков достигает при племяннике Тогрул-бека Алп-Арслане (1063-1072) и сыне последнего Джалал ад-Дине Малик-Шахе (1072-1092). В это время власть сельджукских султанов распространяется на огромную территорию от Китая до Средиземного моря, от Кавказа до Йемена. Столицей империи при Алп-Арслане был Мерв, Малик-шах перенос столицу и Исфахан. Вазиром при Тогрул-боко был \’Амид ал-Мулк Абу Наср Мансур ибн Мухаммад ал-Кундури (1025-1064). Ему был посвящен анонимный трактат «Собрание правил науки астрономии» (Джами` каванин ‘или ал-хай’а), содержащий изложение необходимой для астрономии сферической тригонометрии. Трактат был написан в Исфахане, где автор занимался астрономическими наблюдениями, но «его отстранили от службы при высокой резиденции», и если `Амид ал-Мулк, которому посвящен трактат, «позволит закончить наблюдения, то эта книга будет одной главой полного «Канона `Амид ал-Мулки», который мы хотим сочинить в дни этого правления» [39, с. 453]. Единственным астрономом, который в это время работал в Исфахане и мог бы быть автором подобного труда, который, как видно из последних слов его автора, должен быть сравнимым с «Каноном Мас`уда» ал-Бируни, был ан-Насави. Вазиром при Алп-Арслане и Малик-шахе был Низам ал-Мулк (1017—1092). Низам ал-Мулк стремился укрепить централизованное феодальное государство и упорядочить экономику империи, он понимал значение культуры и просвещения для хозяйства и могущества государства, покровительствовал ученым и открывал учебные заведения. По образцу бухарских медресе, которые, в свою очередь, возникли в подражание буддистским монастырям, распространенным в Средней Азии до арабского завоевания, Низам ал-Мулк организовал в ряде городов империи сельджуков медресе, наиболее известной из которых была «Низамийя» в Багдаде; вскоре медресе распространились по всему мусульманскому миру, и, познакомившись с ними в Испании, европейцы стали создавать по их образцу университеты. Наиболее крупным ученым, приглашенным Низам ал-Мул-ком в столицу сельджуков, был `Омар Хайям.

`Омар Хаййам (1048—1131), уроженец Нишапура, учился в Балхе, и в молодости ему пришлось много странствовать. В предисловии к своему алгебраическому трактату, указав, что он всегда горячо стремился исследовать все виды алгебраических уравнений, Хайям пишет: «Но я был лишен возможности систематически заняться этим делом и даже не мог сосредоточиться на размышлении о нем из-за мешавших мне превратностей судьбы. Мы были свидетелями гибели ученых, от которых осталась малочисленная, но многострадальная кучка людей. Суровости судьбы в эти времена препятствуют им всецело отдаться совершенствованию и углублению своей науки. Большая часть из тех, кто в настоящее время имеют вид ученых, одевают истину ложью, не выходя в науке за пределы подделки и притворяясь знающими. Тот запас знаний, которыми они обладают, они используют лишь для низменных плотских целей. И если они встречают человека, отличающегося тем, что он ищет истину и любит правду, старается отвергнуть ложь и лицемерие и отказаться от хвастовства и обмана, они делают его предметом своего презрения и насмешек» [40, с. 69—70]. Времена, о которых питает здесь Хайям,— первые десятилетия сельджукского нашествия. Хайям получил возможность написать свой алгебраический трактат благодаря покровительству судьи Абу Тахира,— по-видимому, главного судьи Самарканда, где был написан этот трактат.

Хайям был приглашен ко двору Малик-шаха в 1074 г. Историк Ибн ал-Асир (1160—1232) в своей «Совершенной книге истории» (Китаб камил мин ат-та’рих) в разделе, посвященном событиям в 1074 г., пишет: «В этом году Низам ал-Мулк и султан Малик-шах собрали самых лучших астрономов… Для султана Малик-шаха была построена обсерватория, в ее создании участвовали лучшие астрономы `Омар и ибн Ибрахим ад-Хайями, Абу-л-Музаффар ал-Нефнаари, Маймун ибн Наджиб ал-Васити и другие. На создание обсерватории пошло очень много средств» [41, с. 67—68].

Основной задачей, стоявшей перед Хайямом и его сотрудниками, была реформа персидского солнечного календаря. В виду того, что мусульманский год, равный 12 лунным месяцам, примерно на 10 суток короче солнечного года, он был неудобен для земледельческих народов, и жители Ирана и Средней Азии пользовались старинным солнечным календарем, применявшимся до арабского завоевания. В этом календаре, освященном зороастрийским культом Солнца, днем Нового года — Наурузом считался день весеннего равноденствия, когда начинался первый месяц фарвардин. Месяцы этого календаря соответствовали прохождению Солнцем различных знаков зодиака, все они содержали по 30 дней, а к одному из месяцев прибавлялась «дополнительная пятерка». В своей «Книге о Новом годе» (Науруз-нама) Хайям дал обзор всех реформ этого календаря начиная с реформы при персидском царе Ардашире Папакане. Упомянув реформу в Систане при эмире Хала-ре ибн Ахмаде (963—1003), после которой не было високосных лет и Науруз отошел от дня весеннего равноденствия, Хайям пишет: «С тех пор до нашего времени стало шестнадцать дней разницы. Счастливый султан, опора веры, Малик-Шах,— да освятит Аллах его душу,— узнав об этом, приказал установить старый високос и возвратить год на свое место. Для этого он призвал ученых того времени из Хорасана. Они соорудили все необходимое для наблюдения — возвели стены, установили армиллярные сферы и тому подобное и перенесли Науруз в фарвардин. Но время не дало возможности султану закончить это дело, и високос остался незаконченным» [40, с. 193] (перевод по персидскому тексту: [40, с. CXXVII). Реформированный Хайямом календарь получил по именам Малик-шаха название «эра малики» и «эра джалали». Хайяму часто «приписывают открытие календаря с 33-летним циклом, в котором високосными являются 4, 8, 12, 16, 20, 24, 28 и 33 годы, но, как видно из слов Хайяма, он не считал свою реформу законченной и, по-видимому, не успел выработать систему чередования високосных лет (в указанном календаре с 33-летним циклом ошибка в один день накапливается за 5000 лет, в то время как в нашем григорианском календаре такая ошибка накапливается за 3300 лет). В Исфахане Хайям составил также астрономические таблицы «Маликшахов зидж» (Зидж Маликшахи), из которых сохранились только таблицы эклиптических координат 100 наиболее ярких звезд [40, с. 225—235] (см. также [15, с. 159—173]). Обсерватория в Исфахане существовала до смерти Малик-шаха и Низам ал-Мулка в 1092 г.

Преемники Малик-шаха снова перевели столицу империи сельджуков в Мерв. Здесь при дворе последнего «великого сельджука» султана Санджара (1118—1157) работал Хайям и его ученики Музаффар ал-Исфизари (сын сотрудника Хайяма по исфаханской обсерватории) и `Абд ар-Рахман ал-Хазини. Ал-Хазини, византийскому греку по происхождению, принадлежит знаменитый трактат по статике «Книга весов мудрости» (Китаб мизан ал-хикма), астрономический раздел которой известен читателям ИАИ [42], и «Санджаров зидж» (Зидж Санджари), посвященный султану Санджару.

Прозаик Рашид ад-Дин ал-Ватват, автор «Волшебных садов» (Хакаик ас-сихр), работавший при дворе преемников Малик-шаха, написал также трактат «О построении астролябии» (Фи `амал ал-астурлаб) и «Трактат о науке широт» (Рисала фи `илм ал-`уруд).

Мухаммад ал-Хараки (ум. 1139) из туркменского племени хараков, родившийся близ Мерва и работавший в Мерве при дворе султана Санджара в «Пределе познания о разделении небесных сфер» (Мунтахи ал-идрак фи такасим ал-афлак) и во «Введении в науку астрономии» (Табсира фи `илм ал-хай’а) развивал излагавшиеся ал-Фаргани, ал-Хазином и Ибн ал-Хайсамом идеи о массивных эфирных орбитах планет.

6. Сельджукский Ирак

В Багдаде во время правления Сельджуков работал Абу Бакр Ахмад ал-Хатиб ал-Багдади (1002—1071), автор 14-томной «Истории Багдада», написавший также «Трактат о науке звезд» (Рисала фи`илм ан-нуджум).

При дворе халифа ал-Мустанджида (1160—1170), во время правления Сельджуков, работал Абу-л-Баракат Хибаталлах ал-Балади ал-Багдади (ок. 1095—1175), .известный как Аухад аз-заман («Уникум своего времени»), из Балада близ Мосуяа. Помимо его известного философского труда «Важное в философии» (ал-Му`табар фи-л-хикма), где ускорение падения тел объясняется с помощью «движущей силы», идею которой, вслед за Иоанном Филопоном (известным в странах ислама как Йахйа ан-Нахви — «Иоанн Грамматик») развивал в своей «Книге исцеления» Ибн Сина, ал-Балади ал-Багдади был также-автором астрономического «Трактата о причине видимости звезд ночью и их исчезновения днем» (Рисала фи сабаб зухур ал-кавакиб лайлан ва хафа’ иха нахаран).

В Багдаде в XII в. работал также ас-Самав’ал ал-Магриби (ум. 1175), сын еврейского поэта Иегуды бен Аббаса из Феса (первоначальное имя ас-Самав’ала было Самуил); после обращения ас-Самав’ала в ислам он написал трактат «Принуждение евреев к молчанию» (Ифхам ал-йахуд) против своих бывших единоверцев. Его «Блестящая книга о науке арифметики» (ал-Бахир фи ‘илм ал-хисаб) весьма важна в истории алгебры. Для истории же астрономии весьма полезна его «Книга обнаружения недостатков и ошибок астрономов в большинстве их действий и предсказаний» (Китаб фи кашф `авар ал-мунаджжимин ва галатихим фи аксар ал-а`мал ва-л-ахкам).

В Багдаде работал Шараф ад-Дин ал-Музаффар ат-Туси (ум. ок. 1210), уроженец Туса. Шараф ад-Дин ат-Туси был автором «Алгебры и алмукабалы», в которой он открыл метод приближенного решения алгебраических уравнений высших степеней, известный в Европе как «метод Виета», а также «Трактата о познании плоской астролябии и действий с ней» (Китаб фи ма`рифа ал-астурлаб ал-мусаттах ва-л-`амал бихи) и «Трактата о линейной астролябии» (Рисала фи-л-астурлаб ал-хатти). Последний трактат, в котором’ описывается изобретенная ат-Туси «линейная астролябия», известная также под названием «палка ат-Туси», знаком читателям ИАИ [16, с. 198—202]. Учеником Шараф ад-Дина ат-Туси был Камал ад-Дин Муса ибн Йунио (1156—1246), родившийся и работавший в Мосуле, бывший учителем Насир ад-Дина ат-Туси, о котором мы расскажем ниже. «Трактат о построении палки Шараф ад-Дипа ат-Туси» (Рисала фи `амал `аса аш-Шараф ат-Туси) Камал ад-Дина ибн Юниса был посвящен «линейной астролябии» его учителя. Другой ученик Шараф ад-Дина ат-Туси Асир ад-Дин ал-Муфаддал ал-Абхари (ум. 1263) из Абхара в Джибале работал в Мосуле и Ирбиле (Ирак) и был автором «Краткого зиджа, [составленного] по наблюдениям `Ал\’ [ад-Дина]» (аз-Зидж ал-мулаххас `ала ар-расад ал- `Ала’и).

7. Испания

В Испании, завоеванной арабами в начале VIII в., в 756 г. был основан халифат во главе с изгнанными в 750 г. из Багдада Омейядскими халифами. В столице этого халифата Кордове при дворе халифов ал-Хакама II (961-976) и Хишама II (976-1013) работал Маслама ал-Маджрити (ум. 1008), уроженец Мадрида, признанный глава математиков ал-Андалуса, как арабы называли Испанию. Ал-Маджрити был автором обработки зиджа ал-Хорезми (текст этого зкджа, которым мы располагаем [3],—текст этой обработки), а также автором трактата «Главы нелишние для того, кто занимается конструированием астролябии» (Абваб ла йастагни ман йаруму `амал ал-астурлаб `анха) и «Примечаний к книге Птолемея о проектировании поверхности сферы на плоскость» (Та`лик `ала китаб Битлимйус фи тастих басит ал-кура) — примечаний к «Планисферию» Птолемея.

При дворе князей Мухаммада I (1023—1042) и `Аббада ал-Мутадида (1042—1069) одного из княжеств, на которые распался Кордовский халифат, в Севилье, работал судьей и вазиром Мухаммед ибн Му`аз ал-Джаййани (989 — ок. 1050), уроженец Хаэна (по-арабски Джаййан). Ал-Джайяни был автором «Зиджа ал-Джайяни», сохранившегося в латинском переводе под названием Tabulae Jahen, и первого трактата, специально посвященного сферической тригонометрии — «Книги о неизвестных дугах сферы» (Китаб маджхулат киси ал-кура), недавно изданной с испанским переводом М. Виллуэндас [43] (до сих пор такими трактатами считались «Трактат о полном четырехстороннике» Насир ад-Дина ат-Туси, цитируемый им трактат ас-Салара и «Собрание правил науки астрономии» исфаханского анонима) , Ал-Джайяни часто приписывают сохранившийся в средневековом еврейском переводе трактат о полном солнечном затмении 1079 г., но М. Виллуэндас [43, с. XXIII] считает его написанным сыном ал-Джайяни.

В Толедо и в Севилье при дворе князя Мухаммада II ал-Му`тамида (1069—1091), работал уроженец Кордовы Ибрахим ан-Наккаш аз-Заркали ал-Куртуби (1029— 1087). Первоначально аз-Заркали был гравером (ан-нак-каш) и изготовлял по заказам астрономов астрономические инструменты, главным образом астролябии, тимпаны и пауки которых требовали большого гравировального искусства, а затем сам стал крупным астрономом. Аз-Заркали был автором «Толедского зиджа» (аз-Зидж ат-Тулайтула), сохранившегося в средневековых латинских переводах. Однако главным образом он известен благодаря изготовленной им астролябии «аз-заркала», изобретенной, как мы говорили выше, ал-Худжанди (аз-Заркали часто считали ее изобретателем — см., например, [16, с. 193]). Аз-Заркали описал эту астролябию в посвященной Мухаммеду Му`тамиду «Книге действий с тимпаном зиджей» (Китаб ал-`амал би-с-сафиха аз-зиджиййа); название «тимпан зиджей» объясняется тем, что с помощью этого инструмента можно решать многие задачи, обычно решаемые с помощью таблиц, приведенных в зиджах. Астролябия «аз-заркала» получила в Европе большую популярность под названием saphaea Arzachelis, слово saphaea — искажение слова сафиха — «тимпан», a Arzachel — латинская транскрипция имени аз-Заркали. Тем не менее эта астролябия была независимо изобретена уроженцем Фризии Р. Геммой Фризиусом (1508—1555) л описана им под названием- «католической астролябии» (katholikos — «вселенский, универсальный»).

В Севилье, Тунисе и Египте работал Абу-с-Салт Умаййа ал-Андалуси (1068—1134), уроженец Дении, известный также как историк,. поэт и музыкант. Он был автором «Трактата о действиях с астролябией» (Рисала фи-л-`амал би-л-астурлаб) и «Построения универсального тимпана, па котором установлены все семь планет» (`Амал сафиха джами`а такуму биха джами` ал-кавакиб саб`а). Джабир ибн Афлах (XII в.) из Севильи, известный европейцам как Гебер, был автором «Астрономии Ибн Афлаха» (Хай`а Ибн Афлах) и «Усовершенствования Алмагеста» (Ислах ал-Маджисти).

Вопросы движения планет рассматривались несколькими испано-арабскими философами. Мухаммад ибн Баджжа (ум. 1138), известным в Европе как Авемпаце, уроженец Сарагосы, работавшгя в Севилье и Фесе (Марокко), был автором комментариев к Аристотелю, в которых рассматривались вопросы движения и выдвигалась идея «движущей силы», впоследствии приведшая в Европе к понятию «импетуса», от которого произошли понятия «живой силы» и импульса современной механики. Он написал также астрономический трактат, цитируемый Маймонидом (1135—1204) в его «Путеводителе заблудших», причем, по словам Маймонида, в этом трактате утверждается, что «существование эпициклов невозможно» [44, с. 325], и теория Птолемея критикуется с позиций Аристотеля. Ученик Ибн Баджжи Мухаммад ибн Туфайл (ок. 1100—1185), известный в Европе как Абубацер, также был автором астрономического трактата, цитируемого ал-Битруджи; в этом трактате гипотезы Птолемея заменяются новыми гипотезами. Знаменитый ученик Ибн Туфайла Мухаммад ибн Рушд (1126—1198), известный в Европе как Аверроэс и Комментатор (Аристотеля), был автором астрономического трактата «О движениях небесных сфер» (Фи харакат ал-фалак), сохранившегося в латинском переводе. Другой ученик Ибн Туфайла Hyp ад-Дин ал-Битруджи ал-Ишбили (ум. в 1185), известный в Европе как Альпетрагий, уроженец Педроче севернее Кордовы (откуда его прозвище ал-Битруджи; ал-Ишбили означает «из Севильи») был автором «Книги об астрономии» (Китаб фи-л-хай’а), недавно опубликованной в английском переводе с арабским текстом и текстом средневекового еврейского перевода Б. Р. Голдстейном [45]. В рукописи стамбульской библиотеки Топкапу Сарайы этот труд носит название «Бросающая в дрожь книга об астрономии» (Китаб ал-мурта`иш фи-л-хай’а). Книга ал-Битруджи также посвящена теории движения планет и критике теории Птолемея с позиций «Физики» Аристотеля: ал-Битруджи считает, что «движущая сила» передается небесным сферам от высшей сферы и ослабевает по мере передачи этой силы от сфер, близких к верхней, к сферам, близким к Земле, которая неподвижна. Рассуждения Ибн Баджжи и ал-Битруджи о «движущей силе» во многом носят следы влияния учений Иоанна Филопона и Ибн Сины, в связи с чем отметим, что Ибн Туфайл был автором философского романа «Хайй ибн Йакзан», названного по имени героя и написанного под влиянием одноименного сочинения Ибн Сины. Комментарии Ибн Рушда к Аристотелю развивали идеи философских трудов Ибн Сины, а сочинение Ибн Рушда «Опровержение опровержения» (Тахафут ат-тахафут) было направлено против «Опровержения философов» (Тахафут ал-фаласифа) мистика Мухаммеда ал-Газали (1058—1111), работавшего в империи Сельджуков, в защиту философии Аристотеля и Ибн Сины.

http://www.pereplet.ru/gorm/ahist/arabastr.htm

Реклама

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: